Священномученик Александр, пресвитер Подольский

Welcome
Username:

Password:


Remember me

[ ]
ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ I

   Празднуем 10-летний юбилей храма. Говорим о том, что изменилось в приходе, а что, может, осталось неизменным, что радует сердце, а что огорчает. Делимся опытом, мыслями, переживаниями, ставим перед собой вопросы. Поздравляем друг друга с нашим общим праздником.

10let_11.jpgОТЕЦ ЕВГЕНИЙ
   Что хочется здесь отметить, что бросается в глаза лично мне - это произошедшие за последние 5 лет изменения. Первое пятилетие, с учётом того, что храм вновь построенный, никаких богослужений в этом районе не было, хотя район достаточно большой, можно назвать этапом формирования основы церковной общины, в основном, из местных людей. Поскольку на Силикатной своего храма не было, люди, естественно, ходили в другие храмы, которые находятся либо в Подольске, либо где-то поблизости. Когда появился храм непосредственно в этом районе, они уже имели какое-то своё собственное представление о том, как должна выглядеть приходская жизнь, богослужение. Кто-то участвовал в этом формировании активно, кто-то менее активно, кто-то основательно включился в эту деятельность, но, в любом случае, каждый прихожанин внёс свой вклад.
   Второе пятилетие – это время, когда лицо общины, лицо храма, можно сказать, уже сложилось, приобрело какие-то характерные очертания. Если человек приходит в первый раз и знакомится с нашим храмом, он уже оказывается в ситуации готовой церковной общины. И тут, действительно, что-то может быть такому человеку близко, что-то, наоборот, неприемлемо, субъективно неприемлемо. В результате происходит такой естественный процесс дальнейшего формирования прихода. Иными словами, второе пятилетие – это сложившаяся жизнь церковной общины. Это ситуация, в которой будь то воскресная школа или евангельские чтения, или занятия для взрослых по субботам, - все эти начинания, которые были, по сути дела, с самого открытия храма, - теперь уже совершенно немыслимы без непосредственной включённости в жизнь самой общины. В первое время вся эта деятельность казалась чем-то отдельным. Можно было заметить, что иногда люди, которые приходили, допустим, на воскресную школу для взрослых или на евангельские чтения, не были нашими прихожанами. Сейчас такое тоже иногда бывает, но, скорее, как исключение, потому что всё это стало уже органической частью прихода, ну, и получило некоторую специфическую окраску.
   Ещё хочется сказать, что за эти 5 лет на территории нашего храма вырос замечательный сад. Правда, думаю, он ещё будет расти. Но уже видно, что это не просто какие-то отдельно посаженные кусты, а, действительно, целый сад. Мне очень это приятно, за что отдельное спасибо Васькиной Нине Ивановне и всем, кто ей помогал. Конечно, если уж я начал кого-то благодарить, то можно дальше перечислять, и у меня как у настоятеля слова благодарности найдутся для каждого человека, а таких людей, которые так основательно вовлечены в жизнь храма, много. Поэтому с радостью хочу поблагодарить и всех этих людей тоже.
   Больше всего меня удивляет, всегда удивляло и не перестаёт удивлять, никакой опыт ни в какой степени не снимает этого удивления, удивляет меня человек как таковой. Человек – это удивительное существо, удивительное явление во вселенной. Человек вообще, как явление, и то, как это конкретно проявляется, выражается в любом человеке, ну, во всяком случае, в тех людях, с кем мне приходилось общаться, - это меня удивляет совершенно искренне.
   Приходит на ум довольно известный евангельский эпизод о насыщении пятью хлебами пяти тысяч человек (Мф 14:14-22). Он хоть и знакомый, но довольно странный, в особенности, для нашего повседневного опыта. Мы сталкиваемся с нерешаемым противоречием: как может умножаться небольшое количество хлеба до такой степени, что им можно насытить огромное число людей, говоря языком простым, как можно из ничего получить что-то. Сама по себе эта история тоже довольно странная: что-то такое происходит совершенно невнятное, зачем все эти лишние движения, почему вообще ученики беспокоятся, что кто-то не поел, какая разница, люди все взрослые. Можно, конечно, остановиться на версии, что они преисполнены такой любви к ближнему, что беспокоятся за них, но как-то этого недостаточно.
   В связи с этим таким знакомым, но в то же время туманным загадочным, эпизодом мне вспоминается то, с чего вообще начинается евангельская история, то, с чего начинается проповедь Христа. У евангелиста Матфея Христос, начиная свою нагорную проповедь, обращается к людям со словами: «Блаженны нищие духом...». О чём здесь Он говорит, что Он хочет, чтобы мы поняли: блаженны (в прямом поверхностном переводе «счастливы») нищие, счастливы те, которых гонят, как-то притесняют. И вся нагорная проповедь пропитана вот такими странностями. Например, когда Христос продолжает своё рассуждение и говорит о посте и молитве, что пост, как и молитву, можно превратить в средство лицемерия, это ещё как-то можно понять. Христос и призывает: «Когда постишься и молишься, сделай так, чтобы не было свидетелей, чтобы своё стремление превозноситься и лицемерить не кормить». А если я пощусь, и, допустим, при этом скрываю этот факт от других людей, то что мне делать, когда я сталкиваюсь с вопросом, когда другой подходит и говорит: «Как же мне поститься?». Следуя логике Христа, я должен ответить что-то в таком духе: «Что делать? Поститься? Я вообще не знаю, что это такое, вы о чём?». Если я могу об этом рассуждать, значит, уже ясно, что в глазах другого я пощусь, я имею об этом какое-то представление, я передаю какой-то свой опыт. И таким образом, тут же получаю почву для того, чтобы превозноситься в глазах этого человека. А уж когда Христос говорит о милостыни, тут вообще непонятно, как реализовать то, к чему Он призывает. Напоминаю: «Когда творишь милостыню, то делай это не ради людей, не для людей, чтобы они не хвалили тебя за эту милостыню». А как же надо поступать: «Твори свою милостыню так, чтобы правая рука не знала, что делает левая». Всё просто. Но как сделать так, чтобы я творил милостыню по отношению к ближнему своему, и при этом сам не знал, что это делаю.
   Всё это, действительно, выглядело бы издевательством, если бы Христос не реализовывал то, о чём говорит, в своей собственной жизни. И вот это, пожалуй, ещё важнее, чем то, о чём Он, собственно, говорит. Христос показывает всё-таки мне в том же самом Евангелии, как можно реализовать то, что было Им сказано, то, к чему, собственно говоря, явно или не явно Он призывает любого, кто эти слова слушает. И вот здесь в эпизоде о насыщении людей можно увидеть буквальную реализацию тех слов, которые Христос произносит: как может так случиться, что левая рука не будет знать, что делает правая, как можно совершить милостыню и не знать об этом. Мы видим здесь огромное количество людей, которые пришли ко Христу, в первую очередь, за исцелением. Очевидно, там были люди, пришедшие послушать проповедь, но их было мало. Слава о том, что Христос совершает чудеса, уже бежит впереди Него, причём совершает их совершенно бесплатно, что тоже очень важно. Получается, нуждались эти люди в исцелении, а не в хлебе, о хлебе они даже не думали, тем более о рыбе. Ещё один важный момент: не Христос является инициатором всей этой истории, это ученики беспокоятся о людях по какой-то причине. И Христос на это их беспокойство странным образом реагирует. Он говорит о том, что не надо никуда распускать людей: «Вы дайте им есть», хотя прекрасно понимает, что на всех еды у учеников явно не хватит. Христос оказывается в ситуации, в которой Он, по сути дела, даёт этим людям то, чего Сам не имеет.
   Любовь – это такое состояние, когда я оказываюсь способен давать другому то, чем сам не обладаю. Потому что если я делюсь с другим чем-то своим, отдаю то, что мне принадлежит, я никогда не могу достичь состояния, в котором не знаю, что делаю. Я же отдаю часть себя. И отдавая часть себя, я где-то подспудно ожидаю благодарности, даже если не ожидаю, другой, получая от меня часть меня, тоже волей-неволей чувствует себя обязанным. Даже если я сам не замечу, что «делает моя правая рука», то этот ближний, которому я этой правой рукой помог, мне об этом напомнит, скажет: «Спасибо, ты такой добрый». И всё, на этом милосердие заканчивается. Здесь уже нет никакого поля для того, чтобы родилось то, что называется любовью в евангельском смысле, здесь уже возникают отношения взаимного долга, обязанности, ожидания, требования. А Христос показывает нам, что любовь надо искать где-то там, где я становлюсь способным каким-то невероятным, чудесным образом давать другому то, чего сам не имею, при том что другим это совершенно не нужно. Это определение любви, которое не является евангельским, очень хорошо ложится на евангельскую историю.
   Если мы внимательно вдумаемся в так сформулированное определение любви, мы увидим, что чудесным образом, попав в такую ситуацию, человек становится способным хотя бы приблизиться к тому, о чём говорится в нагорной проповеди, когда действительно правая рука не знает, что делает левая, когда действительно любовь льётся из человеческого сердца, не потому что она должна литься, не потому что я даже понимаю, что она из моего сердца льётся, а потому что я сам не знаю, что здесь происходит. Тогда, оказывается, возможны невероятные чудеса. И становится понятно, что имеет в виду апостол Павел, когда говорит о той самой евангельской любви, которой возможно всё, даже невозможное.

10let_16.jpgОТЕЦ ВАЛЕНТИН
   Изменения в храме, в плане его какой-то материально-технической базы, мне кажется, особо не заметны. Конечно, здание постарело и где-то требует ремонта, но мы настолько к нему привыкли, что на это внимание не обращаем. Камни на месте. А вот в плане содержания изменения есть. Во-первых, постоянно меняется состав. И те люди, которые 5 лет назад на приходе играли достаточно значимую роль, теперь отсутствуют. Но за это же время появились новые люди, которые тоже вошли в богослужебную и приходскую жизнь, по-своему, так сказать, обогатив коллектив. Хотя, наверное, в этом и есть чудо приходской жизни: даже если люди по какой-то причине уходят, всё равно богослужебно-приходская жизнь продолжается.
   Во-вторых, что касается моих личных изменений, то они существенные. У меня поменялся взгляд на многие вещи. Уже того романтизма, который был 5 лет назад, конечно, нет. Я бы описал этот процесс изменения следующим образом: если 5 лет назад был период открытия новых земель, когда хотелось общаться, хотелось максимально влиться в приход, объединиться с людьми, которые здесь были, это была такая жажда общения, разнообразного общения, то сейчас, наверное, это период освоения этих земель, когда уже появляется какая-то глубина. Всё становится более спокойным, без ажиотажа, без крайностей, но в то же время каждый человек раскрывается всё с новых и новых граней. И это общение становится более вдумчивым, может быть, менее интенсивным, но не менее важным.  Я стал более терпимым к тому, что не понимаю, к каким-то особенностям человека, его вкусам, взгляды людей могут отличаться от «классических», люди могут иметь какие-то свои предпочтения. Тем не менее для меня, наверное, единственным местом, где можно поговорить с людьми о чём-то важном и интересном, по-прежнему остаётся наш приход. У нас всегда поднимаются серьёзные темы о Боге, о спасении, о Церкви, о человеке, и это всегда интересно и важно.
   Если описывать нашу модель приходской жизни, то мне приходят на ум слова Апостола Павла о различных служениях в Церкви (Еф 4:11-12). Он рассуждает о том, что каждому человеку Бог даёт какие-то свои дарования, свои таланты, своё призвание: кто-то выполняет пастырское служение, кто-то апостольское, кто-то проповедует, кто-то творит чудеса, кто-то исцеляет больных. В наше время, собственно, происходит то же самое: люди с совершенно разными взглядами, разными убеждениями, разными талантами, абсолютно не похожие друг на друга, объединяются в Церкви, объединяются в приход. И это тоже чудо Церкви: совершенно разные, непохожие люди всё равно вместе. Они, с одной стороны, сохраняют какую-то свою уникальность, не превращаясь в однородную серую обезличенную массу, они сохраняют свою харизму, сохраняют свой особый внутренний мир, но тем не менее они все вместе объединены верой, и это единство поддерживают между собой. Мне кажется, это очень ценно, особенно в отношении нашего прихода. У нас очень много прекрасных людей, глубоких, думающих, неординарных, они могут, на первый взгляд, казаться странными, но, если присмотреться, это очень интересные люди. Для меня это большая ценность. Я ценю, что могу находиться в таком обществе, таком коллективе, где постоянно происходит что-то новое, что-то интересное.

10let_15.jpgИЛОНА
   Сколько существует приходов - у каждого есть свои особенности. Что могу отметить: на Щербинке было больше молодёжи, семейных пар, детей, на Силикатной этого мне не хватает. В Щербинском храме в последний раз я была в 2011 году, 8 лет назад. И, конечно, меняя приходы, человек с годами меняется и сам, меняется его восприятие, за эти 8 лет я сильно изменилась. Вообще, при Церкви я уже 28 лет – сумасшедшая цифра. Мне было 10 лет, когда я начала ходить в храм, когда искренне поверила в Бога. Был какой-то перерыв в причастии, потому что в возрасте 14 лет я с мамой переехала из города в посёлок, в котором храма не было. Всё это происходило на далёком севере. Мы, найдя единомышленников, организовали общину, вышли на владыку Петрозаводского, который нашу общину зарегистрировал, и начали строить храм. В то время, пока храм строился, мы были без причастия, но мы не были без молитвы, без Церкви, без Бога. Я хочу сказать, что в течение этих 28 лет, несмотря на всегда детскую искреннюю веру, моё восприятие Бога всё-таки менялось, особенно за последние 8 лет в этом храме. И то, что я сейчас имею в своей душе, - всё это благодаря этому приходу, этим людям, которые здесь рядом со мной, к которым я всегда стремлюсь душой, которых очень люблю и без которых скучаю. Я не знаю, может, этот приход последний в моей жизни, а, может, и нет, но он точно оставит огромный след в моей душе.
   В нашем храме замечательный хор. Моё любимое песнопение – «Сугубая ектения» Антона Вискова. Невероятной красоты произведение, которое не так часто исполняют на богослужении. Я всякий раз порываюсь записать его на диктофон, и всякий раз не успеваю. Я люблю послушать проповеди на воскресной Литургии. Несмотря на то, что закончила богословский университет, изучила Ветхий и Новый Завет вдоль и поперёк, на проповеди всегда беру для себя что-то новое. Я, действительно, по-другому смотрю на многие библейские моменты, и мне это очень нравится. Может, что-то уже забыла со студенческой поры и просто заново открываю, а что-то сравниваю с тем, как понимала раньше. Наверное, на этом приходе я окончательно поняла, что в христианском понимании есть любовь. Всё-таки раньше я воспринимала её по-другому. Мне казалось, что человек должен приложить очень много усилий – и духовных, и физических, для того, чтобы заслужить эту любовь. То, что любовь даётся нам от Бога, а мы её потом расходуем – эту взаимосвязь я понимала всегда. Но здесь я стала относиться к этому вопросу совершенно иначе: просить любовь у Бога можно до бесконечности, и Он действительно слышит и даёт эту любовь вне зависимости от приложенных или не приложенных мною усилий. Я стала ближе к Богу и больше ощущаю Его близость ко мне.

10let_21.jpgКАТАРИНА
   Пытаясь охватить взглядом прошедшие 5 лет, я могу сказать, что мне нравится, что мы не законсервировались, что в храм приходят новые люди. И я здесь имею в виду не просто их появление на богослужении. Люди спускаются вниз после Литургии в трапезную, вливаются, так сказать, во внутриприходскую «тусовку», и каждый новый человек привносит что-то своё.
   5 лет назад у нас было очень много людей в храме - он был новым, и, наверное, для местных жителей это было интересно. Но, к примеру, на Пасхальную службу c каждым годом стало приходить всё меньше и меньше людей. Я раньше расстраивалась, ведь в первые годы было такое столпотворение, что люди даже на улице стояли, не всем хватало места в храме. А сейчас я считаю, что остаются те, кого Христос называет избранными. И именно их, избранных, стало больше. Те, кому надо было, -  те остались.  Также появляются и новые избранные.
   За эти 5 лет я стала крёстной мамой, чаще стала ходить в храм семья моей крестницы. Они стали естественной частью нашего прихода. Иногда непонятно, почему человек так вдруг появляется в храме, и создаётся впечатление, будто он всегда здесь был. Задумываясь о том, что случилось у человека, почему он пришёл в храм, я могу, переложив на него свой опыт, представить, что у него внутри происходит какой-то процесс, мне неведомый, и вот человек становится частью прихода. И как раз через 5 лет, через 10 лет можно увидеть, приживётся он или захочет уйти. А иногда бывает наоборот: люди ходят в храм годами, а потом вдруг куда-то исчезают, и нет этих людей на приходе. За эти 5 лет было несколько таких случаев. Совершенно непонятно, что случилось у человека. А у человека ничего не случилось, ему просто стало удобнее ходить в другой храм. И это меня тоже удивляет, потому что наш приход как большая семья, но есть люди, которые не хотят быть её частью.
   Занятия в нашем храме не изжили себя, а наоборот, заиграли новыми красками: к Евангельским чтениям, которые приобретают новых людей, теперь могут готовиться и сами прихожане, конечно, не без помощи священника. Прекрасно и то, что на занятиях воскресной школы для взрослых открывается что-то настолько удивительное и новое, что мне хочется приходить туда каждую субботу. Радует и детская воскресная школа - за эти годы она вышла за пределы храма, стала ездить с выступлениями на городские конкурсы и получать грамоты. И это так легко даётся. Меня удивляет, что у людей есть желание этим заниматься. Когда всё только начиналось, это было так хрупко. И в нашем храме нет такой установки, что люди обязаны здесь работать, кто, чем хочет, тем и занимается, поэтому и удивительно, что вся эта деятельность держится на плаву, и не просто держится, а расцветает.
   Также у нас организовалась крутая команда чтецов, не без моего участия. И могу сказать, что учить бывает сложнее, чем самой учиться или читать. Мне нравится, что у чтецов есть желание приходить в храм и быть частью Церкви, хотя у них сейчас такой возраст, когда заново открывается мир, начинает спадать какая-то пелена с глаз, через которую раньше смотрели, они начинают многое видеть по-другому, в том числе и отношения с Богом.
   В это пятилетие я начала проводить катехизационные беседы перед крещением. Иногда бывает ощущение, что это бессмысленно, потому что чаще человек приходит на беседы через нежелание, только потому что надо. Недавно я спросила у мужчины, который пришёл на беседу, понятно ли ему хоть что-нибудь. Он сказал: «Я пока не знаю». Мне понравился его ответ. Когда человек говорит: «Да, всё понятно», складывается ощущение, что он хочет поскорее уйти. Мы хорошо уживаемся с другими катехизаторами, и, бывает, даже спорим, кто будет вести занятие. Я люблю говорить о Символе Веры, потому что есть возможность спросить у людей, что они думают о Троице, о Христе, об Отце, о Духе, и поговорить с ними о причастии.
   Мне хочется часто приходить на богослужения, участвовать в причастии, слушать Евангелие и слышать проповеди. Есть опыт встречи с Богом, и он стал несколько другим. Я меняюсь внутренне, я вижу эти изменения, и они, естественно, отражаются на моём восприятии Бога. Я перестала считать встречу с Ним подарком свыше. Я увидела, что в этой встрече есть моё желание: я хочу быть с Богом. Последний год это становится всё более очевидным. Когда-то был первый опыт встречи с Богом, после которого я пришла в храм. Потом был период, когда я считала, что Он всегда рядом, любит меня, и это иногда становилось таким бытом, что возникало ощущение, будто Его и нет уже. Некоторые события в жизни происходят, не только радостные, но и печальные, и вдруг я обнаруживаю, что Бог снова рядом, и это уже всякий раз новые ощущения, они новые в моём восприятии себя в этих ситуациях. Я вижу своё желание быть с Богом.
   Насчёт великопостных чтений - это вообще отдельная жизнь. Пост стал для меня сложнее. Может, это прозвучит пафосно, но добавилось сопереживание Христу, особенно в дни перед Пасхой, для меня они морально тяжёлые. Первые несколько недель проходят на одном дыхании, а за последнюю я эмоционально «выжимаюсь». И к Пасхе возникает одновременно огромная радость, но не без понимания того, что Христос воскрес со следами распятия, что они никуда не делись, что Он воскрес, но это не исключает того, что до этого Он был распят.
   В чтениях Великого поста много ветхозаветных отрывков, которые мне интересны. Мои любимые отрывки про пророка Иону, для которого Господь произрастил тыкву, чтобы укрыть от палящего солнца. В русском переводе «тыква» заменена на «растение», но в оригинале написано: «Иона возрадовался тыкве». Конечно, не тыква меня больше радует, а то, что Иона показан человеком с человеческими эмоциями. Меня поражает, как он общается с Богом, да ещё обижается на Него.
   Вся эта история очень похожа на меня. Я люблю цепляться за слова людей. Я считаю: что человек сказал, то он должен сделать, независимо от того, меняется он или нет. Почему так происходит, для меня пока не раскрыто. Но есть убеждение: сказав что-либо однажды, в том числе это относится и ко мне, человек ставит печать на своих словах. В какой-то мере, может, это и хорошо, так как я думаю, прежде, чем уверенно говорить о чём-то. Однако возникают такие ситуации, когда я вспоминаю то, что говорил несколько лет назад человек, который сейчас поступает по-другому. И ведь я знаю по себе, что я меняюсь, могу делать абсолютно разные вещи спустя годы, потому что осознала то, что делала раньше, что говорила, тем не менее могу обидеться, если другой не делает того, о чём когда-то говорил. Вообще, такие моменты в моей жизни повторяются. А повторы говорят о том, что в этих ситуациях есть что-то характерное для меня, что-то очень важное. Сложно было это увидеть, но теперь я вижу. А история с Ионой - забавный пример того, как глуп может быть в своих представлениях человек. Ведь это же очевидно - хорошо, что Господь не истребил город, не убил людей. А Иона обижается, потому что Бог ему сказал, что погубит их. Получается, что он зря ехал в этот город, зря плыл. А я думаю о себе: я зря считала, что человек такой. Рушится картина. Я уже нарисовала эту картину и закрыла ею настоящее лицо человека, а Иона будто закрывает настоящее лицо Бога своим представлением о Нём. Но за картиной же скрывается кто-то живой. Я, получается, не хочу знать живого человека, а иногда не хочу знать живого Бога. И когда человек из-за картинки появляется: «Я тут, я уже другой», я говорю: «Зачем?», и картинку снова задвигаю. Это мёртвость. Я хочу, чтоб человек, а иногда и Бог, закаменел. Иногда мне кажется: «Ну что за глупости, ну, конечно же, я не хочу, чтоб человек был мёртвым», а, выходит, хочу. Здорово это видеть, и не просто видеть, а идти по пути понимания того, почему так происходит. И благодаря этому получается давать человеку свободу, осознавая, что он тоже меняется. Человек - это не труп. Даже труп меняется, даже после смерти человек может измениться, встретившись с Богом. Иначе нет смысла в этой встрече.

10let_22.jpgНИКИТА
   Не знаю, что сказать по поводу изменений в приходе. Я уже не могу смотреть на происходящее со стороны как на что-то от меня отдельное, поскольку являюсь частью этого прихода. Мы влились сюда, регулярно приезжаем. С другой стороны, изменения происходят в нашей семье: дети растут, мы растём, куда-то движемся. Для меня остаётся ценным совместное пребывание в храме на воскресной Литургии: вместе причащаться, вместе получать радость от того, что нашли возможность приехать и побыть здесь в семейном кругу, побыть с Богом. На мой взгляд, это важно с точки зрения влияния на восприятие детьми храма, восприятие Христа. Я уверен, что и у детей, и у нас с женой в памяти останутся светлые моменты, когда мы в радостном состоянии находимся все вместе именно в этом месте.
   Меня радует, что людей, которых я встречал в храме 5 лет назад, я вижу и сейчас. И они находят себя в выполнении каких-то функций при храме, оказывая посильную помощь, при этом чувствуют себя на своём месте, «в своей тарелке». Нет особой ротации, люди не уходят. Община – это ведь коллектив, в котором люди со временем могут надоедать друг другу, здесь я такого явления не наблюдаю. Всякий раз мне радостно всех видеть, искренне радостно. Поражает и то, что, не смотря на изменения в жизни мирской - каждый как-то развивается в своей сфере деятельности, - людей продолжают интересовать вопросы веры, вопросы, связанные со Христом, Богородицей. Всех объединяет желание познания.
   Меня удивляет тот факт, что прошло столько времени, а о.Евгений на каждой Литургии находит новые смыслы, новые углы прочтения Евангелия, о которых я потом тоже размышляю, что-то оставляя себе. Ведь правда, те же самые отрывки могут порождать в человеке совершенно разные переживания.
   «Стучите, и вам откроют» (Мф 7:7-8), - буквально, «повернитесь ко Мне, Я рядом всегда, придите ко Мне, Я буду с вами и дальше, буду помогать, освящая вашу жизнь, просто не забывайте, что Я не могу действовать против вашей воли и без вашего желания». Во мне есть понимание того, что движение должно быть обоюдным, но что конкретно может родиться из этого совместного движения навстречу друг другу, - всегда загадка. Втречи со Христом волей-неволей возникают в моей жизни и могут проявляться совершенно по-разному. И если я замечаю в тех или иных случайностях элементы неслучайностей - ведь где-то подспудно я понимаю, то, что происходит, происходит не просто так, - то как раз и возникает ощущение присутствия Бога в жизни. Бывает, что я сам не готов к встрече, боюсь ли какой-то ответственности или чего-то другого, не знаю. Хочется продолжать стучаться, чтобы мне чаще открывали, и в то же время продолжать открывать дверь Христу, впуская Его в свою жизнь.

10let_7.jpgНАДЕЖДА
   Сложно оценить изменения, произошедшие за какой-то определённый период времени, но они, безусловно, есть. На что я могу обратить внимание: мы с семьёй приезжаем в храм как домой, лично мне здесь тепло, хорошо и спокойно. Не смотря на какие-то препятствия, а иногда просто желание поспать утром подольше, мы всё-таки собираемся и едем, и после встречи с Богом, после общения с людьми возвращаемся из храма наполненными. Даже дети воодушевляются: «Хорошо, что мы дома не остались!». С течением времени между людьми в общине устанавливается душевный, или даже духовный контакт, который только укрепляется, только наполняется, только расцветает. Мы стали близкими друг другу людьми. И это радует.
   Помню, в предыдущем интервью я говорила, что мне тяжело быть свободной. Бог дал мне свободу, и мне в этой свободе трудно жить, делать выбор, думать. В этом смысле мало что изменилось, мне по-прежнему страшно совершать ошибки, которые с течением времени накапливаются снежным комом и грозят сходом лавины. Такие мысли иногда меня посещают. Но всё-таки, оглядываясь назад, я вижу то, как мы живём, какая у нас крепкая семья, дружные дети, я вижу результат нашего труда. Сейчас Господь послал нам третьего ребёнка. И за всё это я Ему благодарна. В моей жизни так или иначе постоянно происходит встреча с Богом, я чувствую, что Господь нас ведёт, и надеюсь, что и дальше мы будем следовать своему пути.
   Последние несколько лет всё моё внимание и время сосредоточены на семье, на детях, на их воспитании. Поэтому всё, что с этим связано, во мне находит отклик: отрывки Священного Писания, озвученные на проповеди или, может быть, рассказанные знакомыми, друзьями, которых что-то тронуло, и они поделились, какие-то моменты из личного опыта других людей, в основном, воцерковлённых. Я вижу со стороны, как Господь действует в жизни этих людей, как Он им помогает, и прислушиваюсь к их мнению. Для меня важна не просто теория, кем-то высказанная, но личный живой опыт человека. Мозг сразу включается, я начинаю задумываться, как я могу применить услышанное уже в своей жизни. Иногда что-то открывается, и я удивляюсь, как не замечала этого раньше, не обращала внимания на, казалось бы, очевидные вещи, которые лежат на поверхности. Вот так это работает. Пожалуй, такой обмен опытом мне даже ближе, чем свои собственные размышления.
Posted by admin on Sunday 13 October 2019 - 21:37:00 printer friendly create pdf of this news item
ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ II

10let_10.jpgАННА ИВАНОВНА
   Десять лет – не один день, но пролетели как один день. Только сейчас это осознаю. За это время похорошела наша Силикатная, похорошел и наш храм. Каждый день есть возможность прийти сюда и соприкоснуться с самым драгоценным. Вся жизнь в Боге, если этой жизни не касаться – значит, вовсе не жить. Мы бежим в храм за общением, бежим к пастырям. Не всегда между людьми складывается взаимопонимание, ведь оно зависит от каждой конкретной личности, от мыслей, чувств, с которыми человек приходит в храм. Если он пришёл с любовью, то никаких проблем в общении не возникает, если он пришёл, уже чем-то «накрученный», то пожинает плоды в соответствии со своим состоянием.
   С отцом Валентином мы занимаемся евангельскими чтениями. Приходите на эти занятия, и вы почерпнёте то, что каждому из нас совершенно не хватает. Я буду ходить всю жизнь, всё равно не будет хватать. Ведь каждая строчка Евангелия, апостольских посланий, которые мы читаем на евангельских встречах, которые я слышу во время Литургии или читаю в православном календаре, насыщены любовью, доверием, послушанием, кротостью. Но жить так, по слову Божиему, не получается. Всё равно «бодаюсь», и такое упрямство есть в каждом человеке.
   Мы словно виноград на лозе. Всегда хорошо смотреть на готовый, спелый виноград. А вы посмотрите, как он растёт, как он цветёт, как созревает. Ведь всё зависит от погодных условий. Весна холодная – виноград не уродился. Весна тёплая, лето хорошее – и виноград хороший, сладкий, весь наливается соком. Так и человек. Если взращивает в себе любовь, то и плоды прекрасные рождаются.
   Вся молодость моя прошла вне храма, не было знаний, никто и не подсказывал, что Церковь важна. Но я шла по жизни с молитвой, и все мои родные молились. Мысль была одна: трудиться. И здесь при храме я уже 10 лет, и дай Бог, ещё столько же потрудиться. И ни одного дня, прожитого без молитвы, я не признаю.
   Мне очень нравится молитва, которую весь народ поёт на богослужении: «Воскресение Христово видевше, поклонимся Святому Господу Иисусу, Единому безгрешному...». А сколько я грешила в жизни. Я, видимо, очень инициативная, а кто за большее берётся, тот и ошибок больше допускает, с того и спрос больше. За тем мы и ходим в храм, чтобы очистить свою душу, очистить её покаянием, молитвой. Важно всё время работать над собой, подводить итог каждого прожитого дня, читать Евангелие, молитвы. Тогда и приходит спокойствие, и в душе наступает мир.
   Сколько в храме милых и дорогих сердцу людей, с любовью в душе каждого встречаю. Сколько помощников, которые вкладываются в общее дело, сколько жертвователей, ведь только на пожертвования наш храм и держится. Я желаю всем нашим прихожанам доброго здоровья на многая лета. Ведь здоровье – самое ценное богатство.

10let_9.jpgИГОРЬ
   Читая текст своего прошлого интервью, вспоминая то, о чём я говорил 5 лет назад, могу сказать, что тогда я был трогательнее. Я говорил, что нашёл в храме принятие – это было центральной темой моего рассказа. Принятие – одно из ключевых ощущений периода нескольких первых лет. Я будто утолял какую-то свою давнюю жажду, какую-то потребность в таком принятии. В каком-то смысле удивительно то, что внутри этого принятия я немного раскрылся, и плодом этого раскрытия оказалось нечто катастрофическое. Взглянув в себя, я обнаружил там такие желания, я впервые соприкоснулся с такими вещами в себе, которых раньше не видел. И эта встреча с собой привела к событиям в жизни, которые изменили её радикальным образом. Я исключил себя из многих хороших вещей, которые были в моей жизни до сего момента, и это событие во многом повлияло на мои дальнейшие ощущения пребывания в этой общине. Но с другой стороны, так или иначе, в ходе этих событий я встретился с собой, я намного лучше стал понимать, кто я есть на самом деле, может, даже повзрослел, и вот это состояние, в котором я нахожусь, несомненно более честное, чем то, что было раньше. Произошла определённая встреча с реальностью, болезненная, но всё же эта встреча видится мне положительным моментом этой истории. Сейчас я нахожусь в некоем тупике, потому что ситуация до сих пор полностью не разрешена, ответы на некоторые вопросы так и не найдены.
   В том интервью я говорил о встрече с Богом. Я по-прежнему не могу уверенно заявить, что у меня была такая явная встреча со Христом, о которой некоторые люди свидетельствуют. Но, возможно, я немного научился не переживать по этому поводу и довольствоваться тем, что имею. Трудно описать свои чувства: у меня есть некое ощущение глубины в себе – такая ассоциация приходит мне в голову. Во мне много всего такого, что в обыденной жизни я не замечаю, - какие-то чувства или состояния, но иногда они вдруг приоткрываются. И именно с этими чувствами я связываю проявление божественного в своей жизни. Я стал всё больше ориентироваться на свои субъективные ощущения. И у меня есть надежда, а иногда даже уверенность, что Бог каким-то образом проявляется во мне. Уверенность, конечно, кратковременная, и проходит небольшой промежуток времени, и я снова начинаю сомневаться. Я думаю, что «сомневаться» - это, вообще, мой способ существования в Церкви, может, он и нормальный.
   Я даже нашёл применение этому своему таланту. Речь пойдёт о катехизации, которая является важной частью моей жизни. Я не знаю, как так получилось, что я стал проводить беседы перед крещением. Здесь выходит на поверхность ощущение моей роли в этих беседах. Я в роли наставника – смешно. Но из этого противоречия я легко выхожу: когда я провожу беседы, я всегда снимаю с себя роль наставника, что оказалось совершенно естественным шагом для меня. У меня есть определённая методика, есть подход к этим беседам, и я считаю, они довольно интересные, и у меня неплохо получается. Составные части этого подхода заключаются в том, что, во-первых, я всегда стараюсь позиционировать себя на равных с участниками беседы, ни в коем случае ни как ментор. А второй элемент этого подхода: я пытаюсь сформулировать какие-то сомнения или, даже можно сказать, спровоцировать эти сомнения в тех, кто сюда приходит, задать им какие-то каверзные вопросы. Таким образом я пытаюсь предложить людям задуматься вообще. На мой взгляд, основная функция бесед в том и заключается – увеличить осознанность самого шага крещения. Не знаю, срабатывает ли такой метод, никакого способа измерить, насколько эта осознанность повышается, у меня нет, нет никакого критерия эффективности этих бесед. Если взять, к примеру, формальный критерий – сколько человек, прошедших курс бесед, стали прихожанами нашего храма. Ответ: нисколько. Таков статистический результат, как к нему относиться, я не знаю. Но, если отвлечься от результата, то, во-первых, сам процесс ведения беседы доставляет мне удовольствие, а, во-вторых, является для меня самого некоей практикой, одним из немногих поводов задумываться о христианстве, потому что в последнее время я не делаю массу вещей, к которым, на мой взгляд, я призван как христианин. Моя практика сводится к чтению Евангелия дня в смартфоне по пути на работу и катехизации. Поэтому на каждой беседе я пытаюсь для самого себя восстановить какой-то контекст – что есть христианство. Лично я много пользы получаю от этих бесед, а как слушатели – не знаю. Иногда они делают мне комплименты, говорят, например, что им было интересно, что я на своём месте, и это, конечно, приятно.
   Ещё один момент, который хотелось бы отметить, - проповеди о.Евгения. Я хочу его поблагодарить за то, что, как и тогда, 5 лет назад, так и сейчас, он своими толкованиями, своими комментариями к Евангелию помогает мне увидеть эту историю каждый раз с какой-то новой стороны, позволяет почувствовать, что она имеет какое-то отношение к моей реальной жизни. Я рад, что прошло столько лет, а о.Евгений продолжает исследовать и размышлять о Евангелии и делиться своими мыслями с нами на проповеди. Для меня евангельское чтение и последующая проповедь – фактически такая же важная часть Литургии, как и причастие.
   Что касается какой-то конкретики, мне приходит в голову две мысли. Первая, и я, кстати, об этом почти на каждой беседе говорю, из отрывка Евангелия от Иоанна: «Бога, Которого не видел никто никогда, Ты нам явил» (Ин 1:18). В какой-то момент для меня открылся смысл этих слов, которые объяснили мне важность догмата о богочеловечестве Иисуса Христа. Долгое время у меня были проблемы с пониманием того, какое отношение к нам имеют эти догматы Церкви о Троице, о природе Христа. Мне было трудно найти хоть какие-то аргументы, чтобы объяснить это слушателям бесед, мне казалось, что и у них такой вопрос должен возникать. Сейчас, думаю, я могу объяснить: глядя на Христа, мы можем узнать, каков Бог, именно поэтому важно, что Иисус Христос – не просто человек, а Богочеловек. И этот факт делает Евангелие ещё более ценным для меня.
   А второй момент, который приходит мне на ум, - это один из любимых отрывков Евангелия о встрече Христа с самарянкой (Ин 4:4-42). Он меня давно поразил в самое сердце. Самарянка видится очевидной грешницей: «Те пять мужей, что у тебя были, - не мужья тебе, и этот, что сейчас, - тоже не муж», - говорит Христос. При этом весь этот её бэкграунд не явился препятствием, не помешал увидеть во Христе Бога, увидеть Мессию. Другие люди, может, более праведные, не смогли, а она смогла. Для меня это важно, потому что, наверное, я себя ассоциирую с этим человеком, вернее сказать, с её бэкграундом, неправедностью. И то, что для неё, тем не менее, двери к общению с Богом оказались не закрытыми, и мне даёт надежду.

10let_17.jpgЕЛЕНА
   До прихода в храм на Силикатной я была прихожанкой Троицкого собора в Подольске, я бы даже сказала, сторонней прихожанкой: пришла, поставила свечи, помолилась, ушла. Этот храм я увидела случайно из окна автомобиля по дороге на дачу и решила зайти. Дело было вечером, после работы, в храме было так хорошо, так тихо. Я узнала у дежурных расписание богослужений и в следующий раз приехала в храм на Литургию. Троицкий собор большой, там всегда много людей, и, наверное, индивидуальный подход священника к прихожанину затруднителен, а здесь я встретилась именно с таким отношением, когда чувствуется, что священники вместе со своим приходом, с каждым лично знакомы, все свои. Это напоминает домашний храм. Мне так пришлось это по душе, и несмотря на то, что дачный сезон закончился, и мы переехали обратно в город, я продолжила приезжать в этот храм и зимой. Видимо, здесь я нашла то, что искала.
   Бог перестал быть для меня недосягаемым, я ощутила Его присутствие в своей жизни и поняла, что Он рядом всегда. И это не теоретическое знание о существовании Бога, к которому можно обратиться в трудной жизненной ситуации, когда больше не к кому уже обращаться за помощью, а личный опыт встречи с Ним, которая и привела меня к повседневному богообщению, к ощущению поддержки и доверия. Нет больше страха, хотя, в жизни бывает разное – и в глубокое отчаяние иногда впадаю, но теперь есть некий внутренний стержень, который держит очень крепко. Конечной точкой на пути к такому пониманию Бога стало появление в нашем храме иконы «Дружба», на которой изображены Иисус Христос с апостолом Петром. Христос нам говорит: «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам всё, что слышал от Отца Моего» (Ион 15:15). Бог теперь с нами, с каждым из нас. Особенно я это чувствую в определённых моментах богослужения. На Литургии в составе песнопения «Милость мира» есть такие слова: «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молим Ти ся, Боже наш». В этот момент богослужения у меня создаётся ощущение, будто мы стоим перед Богом, и Он осеняет нас Своими руками, благословляет нас. Есть такое каноническое изображение – «Иисус Христос благословляет детей», вот так же и мы приходим к Нему. Наш приход меняется, люди становятся ближе друг к другу день ото дня. Конечно, бывают и конфликтные ситуации, но есть общее ощущение приходской сплочённости: люди вместе молятся, вместе причащаются, вместе выполняют какие-то работы в храме. Отчасти в этом есть заслуга священников: такое доброе отношение к прихожанам, такая тёплая проповедь, обращённая к людям, лишённая какой-либо угрозы, - в ней нет грозящего пальца, а есть объяснение, кто есть Христос и что Он для нас значит, - всё это дорогого стоит. Хочу поблагодарить наших отцов за это.
   Я раньше никогда не обращала внимание на глубину евангельской истории: была ли это притча, рассказанная Христом, или чудо исцеления, воскрешения. Восприятие этих отрывков Священного Писания исчерпывалось лишь признанием всемогущества Господа, а какой глубокий смысл кроется в них, причём не всегда однозначный, я и не задумывалась. За годы моего пребывания в этом храме многое стало открываться по-новому благодаря евангельским чтениям, благодаря проповедям наших отцов.
   Одним из самых ярких открытий стали послания апостола Павла. Раньше слова апостола были для меня совершенно не доступны. Но когда я стала посещать евангельские беседы, слушая объяснения о. Валентина, читая толкования, иногда готовясь к проведению беседы самостоятельно, я стала понимать, о чём говорит апостол. Книга Деяний раскрыла для меня личность самого Павла. Путешествие апостола в Рим постоянно сопровождалось какими-то опасностями. Однажды он попал в бурю, чуть не погиб, но упование на Бога его спасло. Павел знал, что Бог его ведёт. Меня поражает его бесстрашие, его целеустремлённость в самой главной миссии жизни – донести людям свет благой вести о Христе воскресшем.
   Интересен евангельский эпизод о том, как Господь, прибыв в страну Гадаринскую, изгоняет бесов из человека и позволяет им переселиться в стадо свиней, и свиньи погибают, бросившись с обрыва (Лк 8:26-39). Что происходит. Иисус Христос приходит в это селение, совершает невероятное чудо, а жители Ему говорят: «Уходи отсюда, ты свиней наших погубил, мы понимаем, что Ты несёшь в себе какую-то неведомую силу, но Ты лучше уходи». Получается, свиньи им были дороже Господа. Этот отрывок всё время заставляет меня задуматься о том, что в жизни мы часто пропускаем обращение к нам Христа, мы так же, как жители этой страны, свиней жалеем, а Христа пропускам. В моей жизни, к сожалению, такое случается не редко. Но если раньше об отрывке у меня складывалось поверхностное суждение, и мне, действительно, было жалко стадо свиней, то сейчас я открыла для себя этот эпизод с другой стороны.
   Отрывок о спасении утопающего апостола Петра не менее поразителен (Мф 14:22-34). История довольно известная, некоторые художники, например, Айвазовский в «Хождении по водам», изображают её на своих полотнах. И поскольку сюжет имеет широкое распространение и за пределами Церкви, взгляд порой замыливается, толкование сводится к следующему: Христос спасает утопающего Петра - значит, Пётр маловерный, потому что усомнился в своей способности ходить по воде. Следовательно, и нам надо иметь больше веры. Но, оказывается, речь совсем не о маловерии апостола. Христос говорит нам, что Он не маг и волшебник, который приказывает буре умолкнуть, и она затихает, приказывает Петру идти по воде, и он идёт, Он Тот, кто говорит: «Хочешь, иди ко Мне».
   Путь ко Христу предполагает и какую-то работу над собой. Время Великого поста – это особое время подготовки к Пасхе. Мне очень нравится канон Андрея Критского, который читается на первой неделе. Он отсылает к самым ранним временам, к самому истоку греха. Андрей Критский предлагает нам пройти путь от начала и до сегодняшнего дня, обратиться к истории Ветхого Завета, задуматься, что есть исток греха вообще и каков исток греха личного.
   Размышляя на тему веры, вспоминаю, что никогда не была сторонником теории происхождения человека от обезьян. Окончательно уверовала, что весь мир, вся вселенная является Божиим творением, ещё в школе, когда мы приступили к изучению ДНК. Передача наследственной информации – это необыкновенное чудо! Такая сложная структура как ДНК не могла появиться сама по себе, - это точно Божие творение. Но всё же вера моя была как что-то само собой разумеющееся, такой глубины, которую ощущаю сейчас, конечно, не было. Наши отцы постоянно напоминают, что Бог есть Любовь и что основой отношений между людьми тоже является любовь, в идеале, конечно. Икона, которая хорошо иллюстрирует эту мысль и которая мне очень нравится, называется «Пастырь добрый». На ней изображён Христос с овечкой на плечах. В каменистой иорданской пустыне серьёзный пастырь пасёт своих овец, вдруг одна овца отбилась, и он бесстрашно идёт её искать, кругом темно, ночь, звёзды, волки воют, а пастырь всё равно идёт, - очень сильный образ. Точно так же Иисус Христос, не смотря на промахи и ошибки человека, пустится на поиски заблудившегося. Пастырь бросит всех овец, собравшихся в кучку, а одну отбившуюся от стада отправится искать. Какая же любовь и забота наполняют сердце Пастыря, безусловная любовь к каждому лично, к каждому из нас.

10let_4.jpgЗОЯ
В этот храм я пришла где-то 6 лет назад, но это не первый мой храм. Так как я росла в религиозной семье, и моя тётя была монахиней, церковная жизнь была мне знакома. Но в юности я ушла из Церкви, совсем от неё отвернувшись.
   В силу разных неприятных ситуаций в жизни я вновь обратилась в сторону Церкви. В том состоянии, в котором на тот момент пребывала, я нуждалась в реальной помощи, потому что не понимала, что со мной происходит, как мне жить дальше. В Подольск я переехала 10 лет назад, и какое-то время ходила по разным храмам, пока волею случая мне не рассказали об о.Евгении. Я безмерно благодарна о.Евгению, он и по сей день помогает разобраться с кашей в моей голове.
   Помню свои первые впечатления в храме: дикий страх перед исповедью. Я понуждала себя каждую неделю приезжать в храм, и каждый раз на исповеди не знала, о чём говорить, буквально, по крупице «выдавливала» какую-то информацию о себе. Я никак не могла понять, что можно обойтись без такого подхода. Спустя какое-то время наступило облегчение. И если раньше я расстраивалась, сталкиваясь в себе с чем-то неприглядным, то сейчас стала к себе терпимее.
   Постепенно начала понимать, что происходит в храме, стала вникать в тексты Нового, Ветхого Завета. Открыла для себя беседы по субботам, правда, всё стало ещё запутаннее. Чем больше мне объясняют, тем меньше я понимаю.
   Есть любимый момент в Евангелии. Христос говорит тонущим в лодке ученикам: «Это Я, не бойтесь» (Мф 14:27). Это самые утешительные, самые обнадёживающие, дающие мне силу слова. Когда в моей жизни присутствует страх за ближнего, за себя, эти слова меня укрепляют и, буквально, отсекают страх. Я неоднократно ощущала это на личном опыте.
   С Ветхим Заветом я часто «ссорюсь». То, как поступает с людьми ветхозаветный Бог, не соотносится с моим представлением о любящем Боге. Я начинаю читать некоторые отрывки, и возникает раздрай. Но есть другие книги Ветхого Завета, которые рассказывают о взаимоотношениях между людьми и которые потрясают меня своей актуальностью и современностью. Например, книга премудрости Иисуса, сына Сирахова. В ней есть отрывки о том, что не надо брать кредитов, о том, какой должна быть и какой не должна быть жена: «Злость жены изменяет взгляд ее и делает лице ее мрачным, как у медведя. Сядет муж ее среди друзей своих и, услышав о ней, горько вздохнет» (Сирах 25:19-20). В этой книге разбирается много житейских моментов, и я считаю это важным и полезным.
   Другие места Ветхого Завета по-прежнему вызывают во мне противоречия. Бог создал человека свободным, как Он мог неволить, например, египетского фараона, которого вынуждал не отпускать евреев из Египта: «Я ожесточу сердце фараоново..., фараон не послушает вас...» (Исх 7:3-4). Где свобода, где любовь. В Новом Завете я не наблюдаю такого поведения со стороны Христа. Хотя, с другой стороны, Бог Ветхого Завета и Бог Нового Завета – это один и тот же Бог, как можно говорить об Их различии. Однако, есть вещи, которые я способна воспринять только эмоционально, а понимания нет. Возможно, оно придёт когда-нибудь. Я на это надеюсь.

10let_23.jpgМАРГАРИТА
Если говорить о моём приходе в храм на Силикатной, то я сразу вспоминаю атмосферу, в которой пребывала в то время. Это были школьные годы, я училась тогда в 21 школе. Близких друзей у меня не было, дома была напряжённая обстановка. Однажды я услышала разговор двух одноклассниц, которые обсуждали воскресную школу в храме. Я заинтересовалась и спросила девчонок об этой школе. Так я появилась в храме: сначала была сторонним слушателем на занятиях воскресной школы, потом начала участвовать в беседе. Здесь я почувствовала себя в безопасности и спокойствии. Каждое утро по воскресеньям я тайком в темноте собирала вещи, на цыпочках прокрадывалась из своей комнаты к выходу и бежала в храм. Позднее мама начала замечать моё отсутствие по утрам и спросила, куда я каждый раз ухожу. И в скором времени она сама еженедельно стала ездить в храм.
   Мне очень нравится подход о.Евгения к преподаванию в воскресной школе. Часто родители, обсуждая с детьми какие-либо темы, ограничиваются наставлением, нравоучением, порой совершенно не интересуясь их личным мнением. Здесь же я могу говорить то, что думаю. Непринуждённое свободное общение и неограниченность ума – вот как бы я охарактеризовала занятия в воскресной школе.
   Первое время, присутствуя на богослужении, я плохо соображала, что происходит, о чём говорит о.Евгений в своих проповедях. Мой мозг не воспринимал его слово. Тогда мне было, наверное, 12 лет. Но с течением времени, отчасти благодаря и самоанализу, ум стал перестраиваться. Я стала воспринимать его слова, понимаю ли я до конца, что за ними скрыто, – это другой разговор. Но меня радуют такие перемены.
   С недавних пор я пою в хоре. Долгое время я пела и играла на инструменте в школьном ансамбле, но по окончании школы моя творческая деятельность как вокалиста прекратилась. Мне стало этого не хватать. А пение нашего хора меня всегда поражало своим невероятным звучанием. Как-то раз я пришла на субботнее занятие детского хора, но поняла, что мне этого недостаточно, я хочу большего, я способна на большее. Тогда я подошла к регенту Елене с вопросом о моём участии в хоре. Елена поинтересовалась моим опытом в музыкальной сфере и предложила прийти на воскресное богослужение, чтобы попробовать себя на практике. Конечно, поначалу меня охватывали сомнения: зачем я сюда пришла, на что я подписалась. Но в хоре я всё же задержалась и по сей день пою.
   Моим любимым произведением, исполняемым на воскресной Литургии, является «Аллилуия» композитора Чеснокова П.Г. Это хвалебное пение, сопровождающее так называемый Аллилуарий сразу после чтения отрывка из Апостола. Композиция именно этого автора поётся хором чаще других, поэтому если говорить о технических моментах, то при исполнении этого произведении я лучше всего ощущаю опору на дыхании и приближаюсь к желаемому звучанию голоса. «Аллилуия» Чеснокова напоминает мне волны бушующего моря: одна «аллилуия» сменяет другую, а следующая появляется из предыдущей. Всё это происходит утром при ясном небе в зареве восходящего солнца. Волны бушуют, а в воздухе разносится такая прекрасная песня.
   Обучаясь на катехизаторских курсах, я стала открывать для себя Священное Писание, в особенности книги Ветхого Завета. Один из моих любимых отрывков – это история Иосифа, сына Иакова (Быт 37-46). Старшие братья завидовали Иосифу, потому что тот был любимым сыном их отца. Они решили погубить его, но, в итоге, продали в рабство египтянам. Жизнь Иосифа в Египте была полна интересных событий, но больше всего меня поразило то, с какой любовью Иосиф встретил своих братьев после долгой разлуки. История возвышения Иосифа в Египте началась с того момента, когда он, будучи без вины заключённым в тюрьме, расшифровал сон фараона о грядущем голоде в стране. Благодаря этому он был не только освобождён из-под стражи, но поставлен главным над землёй Египетской. Удивительно то, как он сумел всё распланировать, сохранив запасы еды на период голодания, и спасти народ от смерти.
   Голод охватил и соседние с Египтом земли. Братья Иосифа отправились в Египет, чтобы купить хлеб для своих семей, но, встретившись с Иосифом, они не узнали в этом служителе фараона своего младшего брата. Меня поразило, что Иосиф захотел воссоединиться со своей семьёй, не смотря на произошедшее когда-то между ними, он мог бы просто посадить их в тюрьму, отомстив таким образом за злодеяние, даже приказать их убить, поскольку сейчас имел над ними власть. Но Иосиф не только с братьями так не поступает, он ищет способ выйти с ними на контакт, понять их, он ищет примирения.
   Путём нескольких хитросплетений Иосиф устраивает встречу всего семейства. Частью его плана было заключение под стражу Вениамина, его младшего брата, которого отец Иаков с трудом отпустил в Египет, переживая, что потеряет и последнего сына от любимой Рахили, как когда-то потерял самого Иосифа. И то, как поступает в этой ситуации Иуда, один из двенадцати братьев, меня поражает не менее поступка Иосифа. Узнав о грозящем заключении, Иуда решает самоотверженно принести себя в жертву, предложив Иосифу посадить в темницу его, а Вениамина отпустить. Думаю, Иуда чувствовал свою вину в содеянном, чувствовал и долг перед своим отцом, но он не хотел, чтобы его отец страдал, потеряв сына, которого любил. В конце концов, история заканчивается признанием Иосифа, братья узнают его. Иаков собирает весь свой род и переселяется в Египет. Радость встречи с потерянным сыном непередаваема. Семейство Иакова вновь воссоединяется.
   Недавно куратор катехизаторских курсов спросил меня, когда моё участие в церковной жизни стало осознанным, когда я стала понимать, что вокруг меня происходит. Я думаю, что реальная осознанность пришла ко мне год назад, в переломный момент моей жизни, когда я определялась с дальнейшим образованием. Конечно, я не всегда пребываю в таком состоянии, но именно в конфликтных, кризисных ситуациях в моей жизни такая осознанность особенно остро ощущается, по большей части, благодаря о.Евгению, но, конечно, не без моего желания.

10let_1.jpgМИХАИЛ
   Первая встреча с христианством произошла в Покровском храме деревни Ерино. В Ерино я пришёл, будучи невоцерковлённым человеком. Всё, что меня окружало, было неизвестным, непонятным, иногда даже страшным. Я тогда познакомился с о.Евгением и, можно сказать, на его примере увидел, что христианство — это не что-то унылое, ограничивающее, суровое, а наоборот — лёгкое, радостное. К счастью, это состояние до сих пор меня так и не отпускает. Разница между двумя периодами моей жизни, между двумя приходами заключается даже не в окружении, а в моём восприятии происходящего. Тогда я ничего не знал, всего боялся. Постепенно вливаясь в жизнь Церкви, стал ощущать её своим домом, а людей, здесь присутствующих, - своими родными. Сейчас это чувство во мне всё более укрепляется. Несмотря на перемену храма и встречу с новыми людьми, - внешние обстоятельства, конечно, меняются, от этого никуда не деться, - я наблюдаю всё ту же внутриприходскую политику настоятеля, политику мира и любви. Меня это устраивает «на все сто».
   Ещё в Еринском храме я начал участвовать в богослужении в качестве чтеца. Как-то раз во время катехизации о.Евгений сказал, что не хватает помощников в алтаре. И я, в следующий раз приехав в храм и набравшись наглости, прямиком пошёл в алтарь. Батюшка благословил меня на службу. Сначала читал вслух последование ко Причастию, было довольно тяжело, я нервничал, переживал, поскольку опыт чтения был не велик. Позднее мне предложили читать Апостол. В зависимости от того, кто служит, читаю либо на церковно-славянском, либо на русском языке. Церковно-славянский текст, конечно, приходится несколько раз прочитать перед богослужением. Волнение бывает, но не сильное, почему-то именно при чтении Апостола на душе мир и спокойствие.
   Если говорить о содержании текстов Священного Писания, то могу сказать, что часто на богослужении во время чтения апостольских посланий или Евангелия ко мне приходит осознание. Какие-то отрывки я понимаю лучше, какие-то хуже, но проходит время и всё меняется местами: те вещи, которые были мне не понятны, становятся ближе, а те, о которых я уже узнал, не так сильно на меня воздействуют.
   Есть в Евангелии центральная мысль: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ин 13:34). Эта та планка, к которой я стремлюсь, это указатель, который показывает направление движения. Всё остальное – частности: «В одном случае поступай так, в другом случае – иначе». Конечно, не всегда получается следовать этому пути, точнее будет сказать, вообще никогда не получается. Бог возлюбил нас до смерти, причём не просто до смерти, а до смерти крестной. На такую любовь у меня нет духа. Немощен.
Posted by admin on Sunday 13 October 2019 - 21:33:56 printer friendly create pdf of this news item
ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ III

10let_2.jpgОКСАНА
   Прошло ещё одно пятилетие с момента открытия храма. С одной стороны, 5 лет - это большой промежуток времени, с другой стороны, - время пролетело очень быстро. Помню свои самые первые впечатления о храме: какой классный приход - какие классные отцы, какие классные прихожане, которые столько времени уделяют храму, столько вкладываются в него! И я сама была в их числе. Сейчас в моей жизни происходит обратная сторона дела: волшебство улетучилось, я почти ничего не отдаю, а только получаю, удовлетворяя какие-то свои эгоистические желания. В таком свете я вижу себя сегодня. Не буду оценивать, хорошо это или плохо, таковы мои ощущения. И что меня больше всего удивляет - я имею право даже на такую позицию. Христос меня принимает такой, и что ещё более удивительно, - люди продолжают быть со мной.
   Не могу не сказать о своих близких подругах. Отношения между нами сильно изменились, они приобрели другую форму. И если раньше степень открытости друг с другом, которая, как мне казалось, заключается в желании поделиться своими переживаниями, была высока, то сейчас эта открытость приобрела совершенно другой характер. Каждая из нас находится в каком-то своём состоянии, в своём желании, но не кричит о себе, не заявляет о себе во весь голос. Между нами появилась некая дистанция, которая даёт свободу каждой быть такой, какая она есть. И несмотря на то, что мы с подругами так глубоко не рассказываем друг другу о себе, как раньше, на мой взгляд, мы стали ещё ближе.
   Есть какое-то общее дело, в котором кто-то принимает участие, кто-то – нет, в зависимости от своего желания, и это воспринимается нами как некая норма. У нас есть желание находиться друг с другом, и когда мы собираемся вместе, каждая делает то, что хочет, одновременно пребывая в общении с другими. Для меня такие отношения уникальны. Одним из самых ярких событий явилась совместная поездка в другую страну на несколько дней. Мне эта поездка казалась нереальной с той точки зрения, что мы все настолько разные, что непонятно как согласовать желания друг друга. Тем не менее, поездка состоялась, мы смогли совместно её организовать, и каждая получила от путешествия что-то своё, при этом не ущемив желания подруг. Это было удивительно, совершенно другой уровень отношений.
   Есть момент, который я увидела в себе за эти 5 лет: мне не даётся учёба. Чтение книг, посещение лекций ушли на дальний план. Поняла, что только через личный опыт встречи с Богом, через понимание самой себя я могу что-то открывать. И эти открытия для меня и есть та самая книга. Кто-то черпает знания из бумажного издания, я же могу чему-то учиться посредством живого общения. Как это работает во мне, не знаю.
   Для меня открылись субботние беседы о Церкви, которые, на мой взгляд, приобрели новый формат. Их новизна заключается в том, что на беседе затрагиваются темы, которые касаются самого человека, если быть точнее, - формирования его желания. Мне интересно наблюдать, что во мне откликается во время обучения. Основная тема занятий – заповеди блаженства. Но прежде чем к ним подойти, мы пытаемся понять, что такое блаженство, о чём говорит Христос, как Он говорит, кому говорит, зачем говорит. Насколько это возможно, пытаемся понять Бога.
   На одной из бесед в контексте заповедей блаженства мы пришли к тому, что Христос говорит свою Нагорную проповедь, потому что Он хочет говорить, Он не может не говорить, это Его желание. Для меня было открытием, я бы даже сказала - «взрывом мозга», – у Бога есть желание. Желание возникает там, где есть нехватка. Неужели совершенному Богу может что-то не хватать? Этот вопрос остро отзывался в моём сознании. Но то, что я открыла для себя, - что и во мне есть желание, что, собственно, именно желание обусловливает меня как человека, - стало для меня особенно важным.
   Столкнувшись однажды с проявлением негативного желания в себе, я хотела избавиться от желаний вообще, настолько эта встреча с собой была неприятной и болезненной. Но если Бог желает, то и я имею право на существование со своими желаниями. Только в свете Христа, в свете Его богочеловечества моё желание имеет место быть. Положительное оно или отрицательное - вопрос другой, но сам факт наличия во мне желания приближает меня к Богу.
   Есть интересный момент: само желание как некий процесс - гораздо более ценно, чем результат, конечная точка, осуществление этого желания. Желание никогда не исполняется. Отсюда я делаю вывод, что мне не нужен результат, мне важен сам процесс. Состояние, которое сопутствует этому процессу, может быть для меня положительным, тогда никаких вопросов обычно и не возникает, а может быть негативным. Вот здесь возникает диссонанс, заставляющий меня задуматься, что за желание кроется за этим неприятным состоянием, в которое я погружаюсь с головой и которое заполоняет всё моё сознание.
   Я – некий ёмкий сосуд, в котором уже всё есть. Каким-то чудесным образом моё желание сталкивается с желанием Бога, и мы вместе идём по пути познания, открывая то, что во мне уже есть. На сегодняшний день это почти всегда неприятные сознанию моменты. Осознание и понимание этого негативного процесса способствует его перерождению, и желание, которое мыслится неосуществимым и которое причиняет мне страдания, либо перестаёт во мне вызывать негативные эмоции, поскольку уже есть о нём знание, либо вовсе теряет свою актуальность. Как это во мне происходит, я сказать не могу, но точно знаю, что познавать себя можно вместе с Богом, и, на самом деле, это очень интересный процесс.

10let_12.jpgТИМОФЕЙ
   Глобальных изменений в нашем приходе, который стал мне ещё роднее, я не замечаю. Наверное, это и хорошо. Я полюбил именно этот приход, и если бы здесь что-то постоянно менялось, то за эти 5 лет лет он стал бы другим, поменялось бы и моё отношение. Есть вещи, которые хочется наблюдать неизменными. Если у человека есть любимый город, в который он неоднократно возвращается, то он, конечно, не хочет, чтобы город как-то менял свой облик: сносили бы здания, перекрашивали фасады. Так и здесь.
   Что касается внутренней жизни: конечно, человек меняется с течением времени, он не может находиться в статичном состоянии, всё равно куда-то движется – катится ли по наклонной, дрейфует ли, или сам задаёт направление движения, - но движется. За эти 5 лет у меня родился ребёнок, и жизнь моя радикальным образом изменилась.
   Относительно церковной жизни – стало меньше формализма. Когда я осознанно пришёл в Церковь, где-то 7-8 лет назад, я выполнял все церковные предписания механически: надо поститься – постился, надо читать утреннее правило – читал. А в чём цель поста, зачем читать молитвы, смысл которых не всегда понятен, - вопросов не возникало. «Сказали делать – делай!», - пустая солдафонская тема. Сейчас больше осознанности в моих действиях, но и вопросов стало больше. Думаю, что это хорошо. Если вопросов не возникает, то церковная жизнь сводится к механическому, роботизированному выполнению каких-то операций, - пользы в этом мало.
   Евангелие. На мой взгляд, воспринимать его лучше целиком, не выделяя каких-то отдельных эпизодов, в том его ценность, ценность одной истории благой вести. Евангелие стоит особняком, а все остальные тексты воспринимаются мною как дополнение и пояснение к нему. Меня когда-то сильно потрясли псалмы Давида. Человек, живущий в эпоху ветхозаветной логики, условно говоря, в эпоху «другого» Бога, другого понимания того, что Он делает, как делает и почему, пишет свои произведения практически в новозаветном ключе. Меня это очень сильно потрясло.
   О музыке, к которой я имею непосредственное отношение. Иногда себя ловлю на желании написать что-нибудь для службы, есть у меня такая мечта. Многие композиторы, и часто известные композиторы, такие как Чайковский, Рахманинов, писали и светские, и духовные произведения. Если захотеть, можно узнать авторство произведений, исполняемых на богослужении в нашем храме. Действительно, многие приходские коллективы имеют в своём репертуаре музыку, написанную великими. Я знаю, что в советское время были такие случаи, когда люди, в первую очередь поклонники музыки, приходили в храм на службу, чтобы послушать, например, того же Чайковского, которого по понятным причинам не исполняли в консерватории, так как его музыка религиозна. И некоторые через опыт такого чисто музыкального интереса приходили к вере.
   Музыка мне видится самым метафизическим из искусств. Остальные работают с какой-то конкретикой: с изображением – фотография, кино, живопись; со словом – поэзия, которая, конечно, более оторвана от мира сего, но в ней используется слово, мы знаем язык, мы этим языком можем овладеть в разной степени, есть разные приёмы, техники. А музыка. Мы её вне контекста музыки нигде не слышим. Пение птиц – это не музыка. Если записать эти звуки нотами, то слушать это будет невозможно. Шум – не музыка, музыка – это структурированные звуки. У музыки нет никакого эквивалента, кроме самой музыки. Она сама в себе. Я сейчас ни в коем случае не умаляю другие виды искусств, мы просто имеем дело с разными способами передачи. Так вот музыка порождает в человеке широкий спектр любых эмоций на любой вкус. Как и почему эти эмоции под воздействием музыки рождаются в нас – для меня это тайна. Без Бога тут точно не обошлось.
   Но, на самом деле, мне не очень интересен этот механизм, потому что иногда какие-то вещи не хочется разглядывать. В детстве, когда я был маленьким, слушая музыку, я находился в состоянии какого-то волшебства. Когда я музыкой начал заниматься сам, часть волшебства ушла, потому что оно распалось на партии, на техники исполнения, оно расщепилось. Я не могу просто сесть и как ребёнок слушать музыку целиком и радоваться, я начинаю думать, анализировать, разбирать отдельные партии, подмечать интересные ходы и так далее. Нельзя откатиться обратно к детскому восприятию. Именно поэтому механизм зарождения в человеке эмоций из музыки мне не интересен. Мне хочется, чтобы этот процесс продолжался и в отношении своей музыки, и в отношении музыки чужой, которую я слушаю.
   Музыка, которую пишу я, безотносительна религиозности, веры, причастности к Церкви. У меня нет ощущения какого-то мистического опыта в процессе её создания, прослушивания, исполнения, нет ощущения, будто Бог спускает её свыше, а я только записываю. Это эмоции, которые есть во мне и которые я перевожу в музыкальную плоскость, и посредством этой музыки делюсь своими эмоциями с другими людьми. На самом деле, это довольно техническая работа. Не бывает такого: никогда, нигде музыкой не занимался, ни на каком инструменте не играл, а шёл по улице и придумал музыку. В лучшем случае это будет какая-нибудь простая мелодия, которая сама по себе ещё не музыка. Где-то есть грань между эмоцией и техникой, преодолевая которую, эмоция перерождается в музыку. Музыка не возникает из ниоткуда, она корнями уходит в человеческий опыт – музыкальный, бытовой, - всё это внутри человека смешивается, причём состав ингредиентов всегда уникален, и если ему повезло, и он случайно не повторил кого-то, то это может вылиться в совершенно новую музыку.

10let_19.jpgЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА
   За эти годы в нашем храме сформировался сплочённый коллектив прихожан, люди стали ближе друг к другу. Появилась постоянная группа людей, которые несут какую-то службу в храме: одни дежурят, другие проводят беседы с людьми перед крещением, венчанием, третьи выполняют работу в приходской библиотеке. Все эти люди стали для меня родственниками. Я иду в храм с удовольствием, с радостью всех встречаю. Мы все друг друга знаем, друг о друге беспокоимся, переживаем: если что-то случилось, молимся за человека, если кому-то посчастливилось поехать в путешествие, посмотреть мир, - радуемся.
   Раньше я ходила на службу в храм Воскресения в Подольске: исповедовалась, причащалась и уходила домой. Жизнь прихода была от меня в стороне. А здесь я в курсе всех событий, поскольку сама являюсь их участником или же свидетелем. Благодаря добрым людям, жертвующим деньги на храм, встал вопрос о ремонте храма. Предстояло выбрать между реставрацией крыльца или покраской стен. Большинство прихожан, и я в их числе, считают, что лучше покрасить стены, потому что всё-таки внутреннее убранство храма важнее внешнего, на мой взгляд. Захожу в храм, и сердце болит от того, в каком состоянии стены, купол. Становится грустно, и я стараюсь об этом не думать, стараюсь не смотреть по сторонам, а обращать внимание на окружающих людей, видеть их добрые лица. Вообще, храм – это такое место, где собираются верующие люди, конечно, не безгрешные, только один Бог безгрешен. Но я знаю, что на этих людей можно положиться, им можно верить, знаю, что они не предадут и не сделают никакой подлости. Храм – это рай на земле.
   За несколько последних лет у нас появилось много новых икон. Особенно мне нравится необыкновенная аналойная икона Воскресения Христова: фигура Христа в центре, Он извлекает из ада ветхозаветных персонажей, смерть побеждена. Икона такая яркая и красочная, что, приходя в храм на богослужение, я действительно чувствую – сегодня воскресение.
   Стала читать много христианской литературы. Спасибо Галине Раевской, которая снабжает меня новыми книгами, появляющимися в нашей библиотеке. Из последнего мною прочитанного очень понравилось произведение Клайва Стейплза Льюиса «Письма Баламута». В этой книге идёт повествование от лица беса, который знает человека, знает его мысли, и, чтобы привлечь его на свою сторону, старается внушить ему свои мысли. При этом делает это настолько хитро и умело, что человек, оказываясь под влиянием этого беса, совершает грех, хотя находится в полной уверенности в том, что творит доброе дело. Для меня такое восприятие оказалось большой неожиданностью. Получается, мои поступки не всегда изначально обусловлены моим желанием чего-то плохого, бес внушает свои мысли, и я схожу с верного пути.
   Я часто обращаюсь к Ветхому Завету. Читаю его с большим интересом не только как историческую книгу прошлого, но и как текст, который можно применить к настоящему. Как говорит Соломон: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл 1:9). Мы должны понимать, что то, что когда-то происходило, может, повториться вновь.
   Перечитываю некоторые отрывки с удовольствием, потому что бывает, что в известных мне эпизодах встречаю что-то новое. Интересна история о Вавилоне. На земле был один общий язык, на котором люди разговаривали, но когда они решили построить башню, чтобы «сделать себе имя», Господь не дал им возможности завершить строительство, смешав их язык так, что «один не понимал речи другого» (Быт 11:1-9). Почему и город назван Вавилоном – потому что здесь произошло смешение языка, отсюда Бог рассеял народ по всей земле. Значение названия города Вавилона как «смешение» я увидела будто впервые при последнем прочтении отрывка.
   Интересно читать пророков. Поражает, как они предсказывали точное время появления на свет Мессии, не сами, конечно, но Господь им открывал. Все детали строительства храма в Иерусалиме были переданы народу от Бога через пророка Иезекииля: где храм должен быть построен, в каком месте, как его нужно построить, какие размеры соблюсти. Практически всё пророчество посвящено этой теме. Давид хотел построить этот храм, но Господь ему сказал: «Нет, храм построит твой сын Соломон, а ты приготовь ему всё, что нужно для строительства» (1 Пар 28).
   Если говорить о Новом Завете, то, на мой взгляд, очень полезно читать совместно Евангелие и Апостол. Апостол немного проясняет то, что написано в Евангелии, раскрывает его. И всякий раз текст отзывается во мне новым смыслом, ведь Евангелие – это слово Божие, слово живое. Я понимаю, что познания мои малы, надо продолжать читать, и тогда Господь будет открывать Себя с новых сторон, буду меняться и я.

10let_5.jpgЕЛИЗАВЕТА
Недавно пересматривала фотографии - на одном из снимков мы с мамой и сёстрами на богослужении. Оказывается, в 2012 году я уже ходила в храм. Мою жизнь в Церкви условно можно разделить на несколько этапов. Первый период – детство. Я жила с мамой, и Церковь в моей жизни существовала постольку, поскольку она существовала в жизни моей матери. В воскресенье мне хотелось подольше поспать, и сборы на Литургию порой сильно затягивались, иногда доходило до конфликтов. Мы приезжали поздно, чаще всего к Причастию. Если удавалось приехать раньше и застать проповедь о.Евгения, то я совершенно не могла понять, о чём он говорит, я его не слышала. То же самое происходило на занятиях воскресной школы: мне было интересно послушать, но я никогда не запоминала, о чём мы беседовали, серьёзно к этому не относилась. Когда мне исполнилось 18 лет, я поступила в институт и одновременно начала работать. На тот момент я переехала от мамы и стала жить отдельно. В храме появлялась редко, только тогда, когда оставалась ночевать у матери. Это был сложный для меня период, мне казалось, я сразу вступила во взрослую жизнь, не подготовившись. В голове было много вопросов, но я не находила на них ответы. Так прошло два года. В моей жизни происходило одно и то же: работа, учёба, дом. В то время моя сестра сочинила песню о том, что люди словно зомби, которые ходят на работу, с работы домой, и в их жизни больше ничего не происходит. И я поняла, что я как раз тот самый зомби, в жизни которого, кроме рутины, никаких интересных событий не случается. Я стала задумываться, кто я и в чём смысл моей жизни. Так начался третий период: я снова появилась в храме.
   Церковь стала для меня глотком жизни, здесь я почувствовала себя живой. Я стала участвовать в богослужении, и теперь я слышу проповеди о.Евгения, узнаю для себя что-то новое, делаю какие-то выводы. Однажды на воскресной службе был отрывок из Евангелия о том, как Христос исцелил двух слепых (Мф 9:27-31), строго сказав им: «Смотрите, чтобы никто не узнал». Но исцелённые пошли в своё селение и всем рассказали о произошедшем. Получив свободу быть зрячим, они тут же словно оглохли, они не слышали, о чём говорил им Господь. Я примерила этот отрывок к своей жизни. Я плохо вижу. Когда я стала задумываться, почему у меня плохое зрение и нашла возможную причину того, зрение чудесным образом улучшилось. Я будто снова стала открывать этот мир, смотря по сторонам, а не себе под ноги, обращать внимание на людей. Но параллельно с этим я не слышала и не понимала проповедей священника. Сейчас я снова в Церкви, и я стала слышать о том, что говорит о.Евгений, но зрение моё опять ухудшилось, я перестала видеть других, замечать их. Это говорит о том, что, получив свободу в какой-то сфере, я сразу захотела закрепостить себя в другой. Потому что свобода предполагает ответственность за свою жизнь, а ведь легче свалить всё на плохое зрение или плохой слух.
  Как-то в конце весны о.Евгений после службы сделал объявление, что на летний период необходима помощь в храме по дежурству. И я с радостью решила в этом поучаствовать. Я от Церкви стала получать помощь и поддержку, и мне захотелось внести и свой вклад. Благодаря дежурству начала всё больше узнавать о Церкви, дежурные мне объясняли непонятные моменты, отвечали на мои вопросы, касающиеся устройства храма. Когда я пришла в храм, я плохо понимала, что происходит на службе, а сейчас потихоньку внедряюсь в церковную жизнь. Стараюсь следить за богослужением по книге, чтобы понимать текст молитв и даже подпевать хору. Ещё мне нравится заниматься с детьми шахматами. Я обучаю их игре по разработанной мною методике. Вроде получается неплохо, но мне бы хотелось иметь какой-то план преподавания, поэтому с сентября решила вести занятия по обучающей книге, чтобы улучшить методику освоения детьми шахматных комбинаций.
   Я рада переменам в своей жизни, рада, что вернулась в храм. А самое главное, что приходить сюда меня никто не заставляет, никто не принуждает. Быть в Церкви - это только моё желание.

10let_8.jpgВИКТОР
   Моя семья не была глубоко воцерковлённой, а вот бабушка много молилась, поэтому первый церковный опыт, какое-то направление в сторону молитвы, в сторону понимания, что мы находимся под Божиим покровом, я получил именно от неё. А первые действенные шаги в сторону воцерковления были предприняты мною в Покровском храме села Ерино в 2000 году. Интеграция человека в церковную среду происходит, на мой взгляд, в основном, путём изучения основ христианской веры, познания Бога. В моём случае сложилась иная ситуация: я целиком погрузился в послушание на приходе. Храм был в полуразрушенном состоянии, велись восстановительные работы, и я принимал в них активное участие. В Ерино съезжались люди из разных городов, расширялся круг моего общения. Если в семье я рос в такой замкнутой системе, то здесь я почувствовал что-то совершенно другое, что-то новое и открытое. Я решил остаться в Церкви.
   Первая моя Литургия была совершена в алтаре - я вместе с другими детьми православного лагеря был приглашён туда. Возможно этот опыт как-то повлиял на меня, и Бог через этот опыт действовал в моей жизни. Я таким необычным способом оказался не просто в Церкви, а сразу в алтаре, там, где, можно сказать, святая святых. Во время летнего лагеря я посещал микро-катехизационные курсы, мы много общались, и у меня постепенно формировались какие-то общие взгляды.
   Когда я пришёл в этот храм, то уже непосредственно включился в богослужебную практику. Здесь мне предложили участвовать в чтении часов, благодарственных молитв по причащении, позднее и в чтении Апостола. Я начал познавать Бога с другой стороны благодаря обучению в Православном Свято-Тихоновском университете. Базовые знания, которые я там получаю, я могу здесь в храме реализовывать.
   На богослужении есть возглас священника: «Горе имеим сердца». Переводится как «К небу обратим сердца». Часто в своей повседневной жизни, в работе, несмотря на то, что моя работа связана с церковным служением, я замыкаюсь в себе, забываю о Боге, и начинается рутина. А на Божественной Литургии есть некое напоминание, что я опять отошёл, опять замкнулся, а стоит обратить своё сердце к небу. При этом есть абсолютная уверенность, что сам Бог не отходит от меня, Он находится рядом, это я не всегда готов с Ним взаимодействовать. Этот момент во мне нашёл такой отклик, что я решил на эту тему писать курсовую работу. Тема – феномен богооставленности. Меня интересует богооставленность в восприятии человека. То, как в этом отношении действует Бог, я уже узнал и на личном опыте, и столкнувшись с ветхозаветным отрывком, который решил привести в пример в своей работе. Исход евреев из Египта: Моисей водил людей по пустыне, и несмотря на то, что те постоянно роптали на Бога, постоянно отклонялись от истинной веры, Бог не оставлял свой народ, Он давал им пищу и питьё, Он дал им Закон. Это теоретическая часть работы. На практике предстоит перенести ветхозаветный опыт в современные реалии и узнать у людей, оставляет их Бог или не оставляет. Начав анализировать эту ситуацию, я понял, что однозначных ответов на этот вопрос у людей нет.
   Если вернуться 10 лет назад и вспомнить свои ощущения, связанные с приходом в новое место, то могу сказать, что тогда я почувствовал некую закаменелость, мне не хватало движения, каких-то послушаний на приходе. Храм вновь построенный, ничего восстанавливать не надо, хозяйства своего нет, козы не бегают. Городской храм был для меня новым опытом. Моё воцерковление начиналось с бабушкиных молитв, потом моя жизнь перенеслась, можно сказать, в поле, - это совершенно другая атмосфера, это абсолютный простор. Можно сравнить храм в Ерино с дачным участком в четыре сотки с забором, никто лишний на территорию не зайдёт, а если и придёт, подумают, впустить или нет. А здесь всё открыто.
   Общение с прихожанами складывалось легко, потому что многие были мне знакомы ещё по приходу Покровского храма, и этот факт отчасти сыграл свою роль, и я остался здесь. С кем-то из новых для меня людей я тоже подружился. Но всё же та окаменелость, которая пребывала во мне изначально, не ушла окончательно. Есть внутреннее ощущение, что я полностью не открыт, есть небольшая замкнутость, несмотря на то, что всех прихожан знаю, со всеми общаюсь. Может, чего-то мне не хватает, что-то Господь со временем откроет. Сегодняшний день – не последний, я в этом уверен. Бог даёт мне уверенность, что будет следующий день, следующая неделя. Я даже стараюсь планировать какие-то моменты своей жизни. Я не уверен, что реализую свои планы, но тем не менее ставлю перед собой какие-то цели.

10let_6.jpgНАДЕЖДА
Что изменилось за 5 лет? Я похорошела. Шутки шутками, но с другой стороны, душа очищается – и человек становится чище, на лицо светлее. Изменения душевные приводят к изменениям во всём организме. Для меня очень ценны отношения в приходе. Благодаря людям, с которыми общаюсь, я меняюсь, стараясь быть лучше. Ведь мы все разные, друг у друга можем чему-то учиться. Евангельские истории, которые я слышу во время богослужения, я, конечно, примеряю на себя, как платье. С каждой проповеди беру себе на заметку какую-то мысль, чтобы хоть на миллиметр сдвинуться с места, исправиться. Ведь суть Евангелия заключается в том, чтобы жить в мире с собой, с другими людьми, любить искренне, не лицемерно. Мне хотелось бы жить по заповедям, но не всегда так получается.
   Хорошее время для работы над собой – время поста. Когда только пришла к вере, мучала себя постом, не понимая его цели. Моя работа связана с физическим трудом, требует больших затрат энергии. Как массажист в то время я принимала по 15 человек в день, и, действительно, ощущала нехватку сил. Найдя себе оправдание, я практически перестала поститься. Но в голове всё равно оставались мысли, что пост – это полезная штука, к которой хорошо бы иногда прибегать с целью практики борьбы с собой, со своими пристрастиями. Сейчас в моей жизни наступил период, когда вопросы о еде в пост не столь принципиальны, я могу есть, могу не есть, важна сама работа над собой, касающаяся не только употребления пищи, но и борьбы со страстями духовными. В молитве прошу у Бога сил и терпения в этом нелёгком труде, потому что только с Богом это борьба возможна. И, конечно, пост – это время добрых дел, дел милосердия, время, особо располагающее к чтению духовной литературы.
   В первые годы моего воцерковления я много путешествовала по монастырям. Как-то раз была в Туле. Зайдя в храм, увидела икону Иоанна Кронштадтского, на которой священник изображён с чашей в руках. Меня тронула эта икона, и возникло ощущение, будто я знаю этого человека давным-давно. После этой встречи стала читать литературу о святом. Меня поразила та доброта, с которой Иоанн Кронштадтский шёл по жизни, отдавая другому всё до последнего. Наверное, это и есть истинная святость. Мне очень близко такое понимание христианства, и в своей жизни могу отметить моменты: когда делюсь чем-то с другим человеком, делаю это без сожаления, а не по принципу «одной рукой даёшь, другой – забираешь».
   Есть момент богослужения, который трогает меня до глубины души. Во время Божественной Литургии перед причастием, когда хор исполняет «Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи...», а в алтаре идёт подготовка к евхаристии, я переживаю особое трепетное состояние. Эти слова, обращённые к Богу, относят меня к прошлому, в котором было много суеты и не было веры. Я прошу у Бога прощения за себя, за своих детей и благодарю Его за то, что теперь имею уникальную возможность быть с Ним.
   Хочу поделиться своими чувствами: я очень люблю этот храм, люблю людей, здесь присутствующих, люблю священников, они у нас хорошие, и очень скучаю по всем. Конечно, бывают моменты разногласия, но с течением времени люди находят друг с другом общий язык. Мне хотелось бы чаще бывать в храме. Сейчас был сложный период в моей жизни, необходимо было привести в порядок некоторые дела, решить некоторые проблемы. И если бы мне не удалось морально и материально подготовиться к их решению, то я практически не смогла бы приезжать сюда. Я со страхом обдумывала эту мысль, но с молитвой пришла ко мне от Бога помощь. Я почувствовала свободу, и сейчас испытываю такое удовольствие, что нахожусь в храме и что мне никуда не надо бежать сломя голову.
Posted by admin on Sunday 13 October 2019 - 21:31:00 printer friendly create pdf of this news item
ХРИСТИАНЕ. ВЫПУСК 2. ЧАСТЬ IV

10let_14.jpgОКСАНА
   Для меня храм, само здание – это дом. Здесь я чувствую себя дома, я приезжаю сюда как домой. И люди, с которыми я общаюсь, - это моя семья. Важным для меня является то, что здесь у меня есть друзья, опыт общения с ними бесценен.
   Моё участие в воскресной школе было итогом спонтанного решения. Несколько лет назад мы собирались в храме перед новым учебным годом, обсуждали возможность открытия младшей группы воскресной школы. На тот момент действовали средняя и старшая группы, но в храм приходили и маленькие дети, которые после Литургии обычно были предоставлены сами себе и которых неплохо было бы тоже объединить в группу. Елена Вячеславовна взялась за руководство, ей нужны были помощники, и я стала участвовать в организации занятий воскресной школы.
   Сначала моя помощь заключалась в подготовке методических материалов для занятий – это были разнообразные заготовки для творческих заданий, например, аппликации. В позапрошлом году я провела пару занятий самостоятельно. Для меня это был очень интересный опыт. Вести группу не просто, как казалось со стороны. Когда начинаешь вникать в процесс, понимаешь, что сложно каждому уделить внимание, сложно и удержать внимание всей группы. Занятия проводились в формате игры, так мы общались с детьми на серьёзные темы. Прежде чем задавать детям вопрос, например, что такое «доброта», я хотела сама понимать, какой смысл вкладываю в это слово. Тут я столкнулась с некоторыми сложностями. Вообще, доброта – это такое эфемерное понятие. Например, есть пословица, которая неоднозначно определяет доброту: «Добрыми намерениями выстлана дорога в ад». Как об этом говорить с детьми. Но для детского восприятия, как оказалось, достаточно было построить занятие на основе детских произведений о том, «что такое хорошо и что такое плохо».
   Однажды во время богослужения я задалась вопросом. Мы часто обращаемся к Богу со словами: «Господи, помилуй, Господи, спаси нас». Что это значит? Спасение – это ведь обоюдное желание Бога и человека, это взаимное движение навстречу друг к другу, а не только решение Бога явиться в этот мир и спасти человечество. Чего хочу я, когда обращаюсь к Богу в молитве о спасении. «Спаси нас» - что эти слова значат лично для меня, что я в них вкладываю? Ответ пока не найден, но для меня важно, что сам вопрос возник.
   Я стала замечать, что изменилось моё отношение к богослужению: нет восторга, есть осмысление текста богослужения. Каждое воскресенье во время Литургии я слежу за чинопоследованием, читаю молитвы, и вдруг рождается совсем другое понимание знакомого отрывка богослужения, или открывается новый смысл, которого раньше не видела. Меня это потрясает. Совершенно другое восприятие: не чувственное, а осмысленное, не «вау», а смысл, который порождает это «вау».
   Есть один прокимен, который мне очень нравится, - «С нами Бог, разумейте языцы...». Его исполняет хор несколько раз в год на праздничных богослужениях. Это очень красивое произведение и в музыкальном плане, и в смысловом. Для меня это торжество встречи с Богом - апогей богочеловеческих отношений.
   Евангельская история перестала для меня быть легендой, мифом. Я теперь могу сказать, что причастна к этой истории. Во многом благодаря евангельским беседам, читая тексты Нового Завета, размышляя над ними, я оказываюсь свидетелем тех событий, которые произошли 2000 лет назад, отчасти я переживаю их на личном опыте.
    Меня трогает встреча Нафанаила со Христом. Нафанаил молился под смоковницей, а когда его позвал Филипп, сказав, что они нашли Того, о котором сказано в Писании, они нашли Мессию, он засомневался: «Что может быть доброго из Назарета?». Но всё же Нафанаил пошёл посмотреть, он был движим этим вопросом. «Я видел тебя под смоковницей, ты общался со Мной», - говорит Христос Нафанаилу. И в этот момент происходит чудесная встреча Бога и человека, которая на самом деле уже произошла под смоковницей, только Нафанаил тогда ещё не знал, что общался с тем самым Христом, с которым теперь разговаривает лицом к лицу. Я понимаю, что хочу так же явно встретиться с Иисусом Христом и поговорить, как могу говорить с другим человеком.
   Если попробовать описать своё текущее состояние, то я могу сказать, что нахожусь на пути сомнений и поиска. У меня было какое-то идеализированное представление о вере, об отношениях с Богом. Я старалась не задавать вопросов, а если возникали, уходить от них, старалась принимать всё на веру и не подвергать сомнению. Теперь же мне кажется, что Бог – это не то, что я думала о Нём. Сейчас я стараюсь не приписывать Ему каких-то определённых качеств, и иногда у меня это получается. Я хочу уйти от понимания Бога, которое когда-то сама сформировала, понимания, которое делало христианство удобным для меня. Я хочу подвергать сомнению, задавать вопросы и искать ответы. Ведь Нафанаил засомневался в своём представлении о Мессии, у него возник вопрос, и он пошёл на встречу к Иисусу, чтобы разрешить свои сомнения. И мне кажется, будто сейчас я иду по той дороге от смоковницы ко Христу - это так похоже на то, что на сегодняшний день во мне происходит.

10let_18.jpgЛЮБОВЬ
   «Наконец-то я пришла, могу расслабиться, мне здорово, я в безопасности», - такие ощущения возникают во мне, когда я приезжаю в храм. На богослужении если и бывает рассеянное внимание, то при чтении Евангелия у меня получается сосредоточиться. И следующую за воскресением неделю события своей жизни я рассматриваю с точки зрения услышанного на проповеди.
   «Господи, помилуй, меня помилуй», - взываю я к Нему. Помиловать – значит, полюбить. Не воспринимаю помилование как избавление от наказания, но как испрашивание любви.
   Близок мне отрывок Евангелия о Марфе и Марии. Когда услышала его в первый раз, была на стороне Марфы. Я ведь гостеприимная - хлопочу, забочусь, а некоторые сидят отдыхают, разговаривают, - что это такое. Проходит определённый период времени, и я познаю совершенно иное состояние, в котором дела отходят на второй план, я пребываю в молитве, в общении с другими. И здесь я, уже как Мария, поглядываю в сторону Марфы: «Что отвлекаете меня своими делами, что вам надо?». В какой-то момент я поняла, что я и та, и другая.
   В 12-шаговой программе есть молитва, в которой я прошу Бога быть со мной во всех моих делах. С Богом я или нет в итоге, могу судить только по результату, по плодам. Если я что-то делаю, например, готовлю, и нахожусь в состоянии раздражения, то я понимаю, что была не с Ним. Если я приготовила обед для семьи и вижу их неблагодарность, невнимательность ко мне, - я была не с Ним. Я визуализирую, рисую себе такую идеальную картину: я стою за столом, готовлю, и над кухней, надо мной простирается ореол святости, и я всё отдаю, отдаю, и всё - даром. Это шутка такая, я так над собой подшучиваю, когда размышляю о том, чего бы хотела на самом деле. Но всё же бывают моменты, когда именно в повседневных хозяйственных делах, в обычных житейских ситуациях я ощущаю Божие присутствие. И вроде бы не была сосредоточена на молитве, но к делу подошла уже в спокойном и умиротворенном состоянии, подошла вместе с Богом. Воспринимаю такие ситуации как дар.
   Я недавно была на юбилее группы в Чехове. Поскольку я когда-то открывала эту группу, мне предложили её вести. Если бы об этом сказали заранее, я бы начала бояться, переживать о том, что говорить, как красиво преподнести информацию. А тут дали папку в руки и предложили поделиться опытом работы по программе, работы над собой. Элемент внезапности помог мне всё вспомнить и поделиться действительными переживаниями, во время спикерства я была спокойна.
   У Клайва Льюиса в книге «Просто христианство» есть размышления на тему внезапности, когда человек, застигнутый врасплох, говорит то, что он действительно думает. Льюис сравнивает это с внезапностью обнаружения крыс в подвале. Спускаясь в глубь себя, изучая себя, человек может что-то увидеть и понять только при внезапном столкновении, особенно при встрече с другим. Если специально сидеть и размышлять на эту тему - ничего не выйдет. Если спуститься в подвал, в котором водятся крысы, с шумом и криками, крысы разбегутся и обнаружить их будет невозможно. Если сделать это внезапно – они тут как тут. Мне очень понравилось это сравнение.
   Вообще, Льюис – очень интересный человек. Я смотрела фильм о нём, о его судьбе, о преподавании в университете, о встрече с любимой женщиной, которая впоследствии умирала у него на глазах, о его размышлениях о любви, христианстве. Фильм биографический, называется «Страна теней». Интересны его произведения: «Письма Баламута» читала с широко открытыми глазами. Насколько правдиво и точно Льюис показывает человека, который порой под маской христианства прячет непринятие и нелюбовь, - это история о больных местах. «Расторжение брака» по-разному откликалось во мне. Но во всех его книгах нет навязчивой назидательности, чрезмерной поучительности, есть простота и доступность изложения, правда, истина и жизнь, созвучные моему опыту. Этим он меня и привлекает, и я готова перечитывать его работы снова и снова.

10let_13.jpgГАЛИНА
   В нашем храме ядро прихода, которое когда-то сформировалось, продолжает удерживаться. Что меня радует, - и это определённо позитивное изменение, - что мы всё больше сдруживаемся друг с другом и с другими постоянными прихожанами совершенно разного возраста, при этом появляются новые люди в нашей команде, и они остаются с нами. Наши священники продолжают нас обучать, с ними всегда можно посоветоваться, найти понимание. На самом деле, мне очень не хочется, чтобы это менялось. За свою жизнь я побывала в разных коллективах – от атеистических до христианских. Могу сказать, что есть такая закономерность земной жизни, когда какое-то объединение переживает подъём, период расцвета, выходит на плато некоего постоянства, а потом неизбежно вступает в период упадка. Мне очень хочется, чтобы всё, что у нас есть, не только продержалось как можно дольше, но чтобы приливала новая кровь, и мы двигались по восходящей.
   Изменения в отношениях с Богом. Да, они есть, но я не скажу, что это какое-то внезапное озарение в смысле открытия. Постепенно незаметно для себя я начала воспринимать Бога гораздо менее утилитарно. Я, конечно, обращаюсь к Нему с конкретными просьбами в разных трудных жизненных ситуациях, но, с другой стороны, мне всё больше нравится просто быть с Богом, где-то в глубине души ощущать Его присутствие и молчать. Тогда на душе становится так светло, хорошо и спокойно. И вот именно к таким состояниям, которые, может, не так часто бывают в моей жизни, как хотелось бы, я всей душой стремлюсь. Они сродни отношениям в семье, относительно нормальной семье, когда ребёнок и родители занимаются своими делами, необязательно в этот  момент общаются друг с другом, а просто пребывают все вместе, и вместе им хорошо. Это такой правильный, надёжный, спокойный мир, который привлекает своей бесконечностью, неисчерпаемостью. Такое восприятие появилось именно в последние 5 лет. Специально я этого не добивалась, даже не думала об этом, но тем не менее такая фаза отношений с Богом в моей жизни наступила.
   «Боже, дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость отличить одно от другого», - одна из моих любимых молитв. Её автором считают Франциска Ассизского, иногда приписывают какому-то американскому протестанту, который якобы в конце XIX -  начале XX вв. получил эту молитву как озарение. Но, на самом деле, если заняться этим вопросом, то можно обнаружить, что уже в древнеиндийских текстах учёные находят слова этой молитвы, конечно, в своей форме, но суть совершено одинаковая. В этой молитве я обращаюсь к Богу с конкретной просьбой, чтобы Он «вправил мне мозги», дал силы и мудрость жить и выдерживать напряжение этой жизни.
   Читая Священное Писание, особенно первые страницы книги Бытия, кроме рассказа о сотворении мира, я поражаюсь — люди совсем не изменились. И, вообще, сейчас я стала читать Писание так, как советует митрополит Антоний Сурожский, как обычную книгу, как письмо от друга, не ожидая, что при прочтении на меня сверху снизойдёт какое-то озарение. Потому что если возлагать ожидания на моменты общения, на подрастающих детей, на жизнь, на книгу, то неизбежно наступит разочарование. Например, в 12-шаговых программах говорится следующее: «Планируй действие, но не планируй результат». Какую-то цель я, конечно, имею в виду, когда предпринимаю те или иные действия, но понимаю, что результат может быть вовсе не таким, каким я его задумала. Есть надежда на достижение цели, но важно не зацикливаться на результате, иначе случится когнитивный диссонанс. Об этом и пишет Сурожский.
  Следующее, что он советует: «Если вдруг при чтении Нового Завета что-то в сердце срезонирует, то, значит, в этом месте у тебя есть что-то общее со Христом. И вот это место – это тот свет, что в тебе есть. Обрати на него внимание, отметь его, культивируй в себе. Потому что если не опираться на свет, который в тебе есть и который выявляется при помощи Нового Завета, то можно и с ума сойти». Христиане очень удачно, - что я и к себе с полным правом могу отнести, - «выкапывают» в своей душе много разных грехов и начинают терзаться ими. Так вот митрополит Антоний предлагает сместить акцент на свет, который есть в человеке, тогда и грех постепенно будет терять свои позиции. Интересно, когда я читаю Новый Завет или слышу евангельские чтения на Литургии, резонирует иногда на совершенно разные места, необязательно связанные со Христом, это реже бывает, а чаще - с тем, как ведут себя будущие апостолы. Я принимаю это к сведению, но волосы на голове не рву. Такой подход к чтению Евангелия я стала применять не так давно, наверное, как раз в пределах последних 5 лет, когда прочла очередные работы Сурожского, и могу сказать, такой способ мне подходит.
   Есть размышления по поводу философии и науки. Когда мне было лет 20, я начала читать Роджера Бэкона, Хайдеггера, Фрейда, Ницше, Канта. Сейчас иногда возвращаюсь к трудам тех или иных деятелей, читаю что-то новое, например, Лакана. Но, видимо, это не моё. Я их на каком-то логическом уровне воспринимаю, но в сердце они ко мне не проникают. Я понимаю, что это огромный и драгоценный массив человеческой мысли, но во мне всё время живёт такое подспудное чувство, что уже всё сказано в Новом Завете, зачем столько нужно было говорить, придумывать столько терминов, если есть Евангелие. Уйдя от библейской мудрости, человек начал городить что-то своё. То же самое я как биолог могу сказать о науке. Бога можно познавать и через природу. Если почитать труды Ломоносова, то можно увидеть, что в них содержится 30% естественнонаучной терминологии, а остальные 70% – Ломоносов пишет о Боге. Об этом не смущался писать Ньютон, Паскаль. Тогда было понимание, что наука – это один из способов познания мира. А вера – тоже способ познания мира, но гораздо более мощный, всеобъемлющий. Но потом в начале XX века наука стала самодовлеющей, она переступила за те пределы, в которых была полезной для человечества, оторвалась от библейских корней, забыла, где её место. А сейчас создаются технологии ради технологий, которые, конечно, дают какую-то власть и могущество человеку, но остаётся вопрос: «Ради чего?». Так же и философия, пытающаяся объяснить вещи, о которых давным-давно сказано. Остановиться хочу на том, что, на мой взгляд, все эти философские нагромождения становятся излишними, когда есть Писание и есть слово Божие.

10let_3.jpg
ЕЛЕНА
   В приходе, на мой взгляд, стало меньше людей. Не думаю, что это показатель религиозности Силикатной, а, скорее, определённой экономической ситуации в стране в целом. В связи с этим в жизни людей наблюдается превалирование каких-то бытовых проблем, отсюда снижение посещаемости храма. В моей жизни такие состояния периодически возникают, когда быт отнимает много сил и времени, и дела души откладываются на потом. Но всё же я вижу изменения, которые во мне происходят, именно о них важнее будет сказать. Если раньше я приезжала в храм только по необходимости, то теперь храм – это неотъемлемая часть моей жизни. Церковь – как часть моего тела, без которой трудно жить, - как рука или нога; Церковь – как в математике необходимое и достаточное условие, условие моей жизни. Большое значение в формировании такого восприятия Церкви сыграли и личности священников, в случае нашего прихода – две разные яркие личности. Тот приход, который в результате сложился, те отношения, которые внутри прихода я приобрела, - всё это мне в жизни очень помогает.
   Сейчас моя основная деятельность при храме сосредоточена на воскресной школе, которой в этом году исполняется 5 лет. Помню, как всё начиналось. Два года я трудилась в проекте «Старого света», суть которого заключалась в воспитании консультантов по работе с химически зависимыми и созависимыми. Для такого рода деятельности требуется набор специфических знаний, касающихся не только механизма самой зависимости, но и определённых психологических конструкций, необходимых для ведения беседы с такими людьми. Проект требовал полного погружения в эту жизнь, что дало мне многое в части понимания себя. Но где-то подспудно я всегда хотела заниматься другим делом. И, наверное, невысказанные желания человека, хранящиеся где-то глубоко внутри, сильные и яркие, дают ему какой-то толчок, и человек своими движениями способствует воплощению желаемого. А потом думает: «О, как хорошо всё сложилось!». Вот таким образом с Божией помощью сложилось и у меня с воскресной школой. Людмила Рауфовна предложила вести группу с малышами. Сейчас этим «малышам» уже по 8 лет, и программа обучения с каждым годом, конечно, усложняется, что ещё больше подогреавает мой интерес к роли преподавателя воскресной школы.
   Помимо текущих еженедельных занятий, внимание воскресной школы направлено и на подготовку к праздникам – Рождеству и Пасхе. В процессе работы я столкнулась с некоторыми сложностями, касающимися подбора сценария к праздничному выступлению. Поиск чего-то стоящего в интернете не увенчался успехом. Сценарии, в которых всегда всё гладко и хорошо, мне не нравятся: славный Бог, хорошие люди, а если не хорошие - то исправляются как по волшебству. Хотелось жизненного, близкого к реальности сюжета. Поэтому я решила попробовать свои силы, тем более, что небольшой опыт в этом деле уже имела. Когда работала в детском саду, написала сценарий для утренника, переложив сказку «Теремок» в стихотворную форму. Тогда поставить её с детьми не удалось, я ушла с той работы, но всё же время «Теремка» пришло. Я немного исправила текст, добавив ему христианской направленности, и мы с детьми поставили эту сказку на праздник в храме.
   Мне всегда был интересен процесс создания текста. В моём случае начало работы над текстом полагает идея. Идея должна родиться, должна созреть. Если идеи нет, я не знаю,  в какую сторону направить рифму, куда вести сюжет. Но если идея созрела, надо садиться и начинать работать, вдохновения лично мне ждать нельзя. Сначала дело может стопориться, идти с трудом. Но, как аппетит приходит во время еды, так и вдохновение рождается в процессе работы. Бывает, первая строчка даёт толчок, и я всю ночь пишу, пишу, - и вот он готовый текст. А бывает, пишу целый месяц – и никак. Поэтому я для себя сделала вывод, что любое дело, даже творческое, надо начинать, не дожидаясь особого к себе расположения музы, а иногда даже необходимо понуждать себя к работе.
  Есть такой интересный опыт, который открылся мне в процессе создания детских сценариев. У меня есть идея, в соответствии с которой я рисую себе определённых персонажей. Но когда я иду за текстом, ведут меня персонажи. Я пишу персонажа таким, каким он хочет быть, а не таким, каким я его вижу. Если отпустить идею и постараться прислушаться к персонажу, к тому, каким он получается, то можно создать что-то интересное. Получается, идея, которая во мне созрела, выходит за рамки, как бы сама в себе расширяясь, даёт больше эмоций, в итоге, я вдруг пишу что-то совершенно другое, не то, что хотела, но что-то очень интересное. Вообще, погружение в этот процесс приносит определённое удовольствие. Быть наедине с текстом – это что-то мистическое.
   Мистическое в жизни христианина занимает особое место. Поднявшись однажды вместе с детьми во время урока воскресной школы на клирос для того, чтобы лучше рассмотреть изображения на иконостасе, я испытала удивительное чувство близости со святыми, с Богом. Икона – не просто доска с изображением. Икона несёт в себе глубину прообраза, с которой можно соприкоснуться. Пришло понимание, что Господь всегда рядом, стоит к нему только обратиться, подняться наверх, совершить какое-то движение в Его сторону. Вроде бы эта мысль и не новая для меня, но взгляд замылился, а поднялась наверх, и эта высота поспособствовала какому-то обновлению. В связи с этими чувствами вспоминаются мне столпники, которые поднимались на возвышенность и непрестанно молились. Это ведь определённое мироощущение: зачем-то этим подвижникам было необходимо находиться на высоте.
   Я часто вспоминаю отрывок из Деяний апостолов, когда Петру в видении является Бог и предлагает ему в пищу всяких животных, опуская на землю полотно, привязанное за четыре угла (Деян 10:9-16). Господь говорит Петру, что отныне нет разделения на чистое и нечистое, всё для человека, всем ему можно пользоваться. Этот отрывок особенно отзывается во мне во время поста. Речь даже не о том, какую пищу употреблять в пост, а о том, что нет пищи чистой, нет пищи нечистой, кто как может, кто как хочет, так и постится, и превозноситься над другими своим «постническим подвигом», осуждать другого в его «немощи» для христианина в корне неправильно. Этот отрывок стал для меня показательным в части отношения христиан друг к другу.
   Ещё мне нравится евангельская мысль о милостыни: моя правая рука пусть не знает, что делает левая (Матф 6:2-4). На мой взгляд, эти слова о глубочайшем смирении, верности Богу. Дела милосердия являются таковыми только в том случае, если они совершаются втайне, не на показ, если о них знает только Бог. Есть ещё одна сторона дела. Человек – личность весьма противоречивая. Правая и левая рука как символ этой противоречивости, символ одновременного существования в человеке желания жить по-человечески, по плоти и желание жить по благодати Божией. Если есть во мне что дурное, важно не давать повода ему проявляться, чтобы к делу милосердия не примешалась какая корысть, чтобы дурное не одержало верх над той благодатью, которая во мне есть, над той верой, пусть размером с горчичное зерно, но что во мне теплится.
   Меня потрясают места Евангелия, которые говорят о силе веры простого человека. Встреча Христа с самарянкой у колодца. Когда Господь рассказал ей правду её жизни, она сразу поняла, Кто перед ней стоит, она уверовала (Ин 4:4-42). Разговор Иисуса с хананеянкой, которая просила Его исцелить её дочь, на что Христос отвечал, что послан к погибшим овцам дома Израилева. Хананеянка слышала слова Христа, но не отходила. Её любовь к дочери, её настойчивость, её вера Господу сотворили чудо - дочь исцелилась в тот же час (Матф 15:21-28). Кровоточивая женщина пошла наперекор существующему закону, что могло повлечь за собой смерть (Лк 8:43-48). Её смелость в желании исцелиться, лишь коснувшись одежды Христа, подвиг её веры удивляют. То, что во мне нет такой веры, - пугает, но то, что на неё способны обычные люди, о которых мы читаем в Евангелии, - вдохновляет.

10let_20.jpgЛЮДМИЛА РАУФОВНА
   В самом начале моего пребывания в этом храме ощущалась новизна. Я сравниваю с приходом в Ерино – небо и земля. Сюда я пришла, можно сказать, на готовое, а там приходилось начинать всё с нуля. Храм восстанавливали, помещения для воскресной школы не было. Да и воскресная школа была вынужденной, поскольку люди, которые приезжали в Ерино издалека, оставались после службы на различные работы по храму, собрания, и детей необходимо было как-то организовывать. Здесь же стоило только захотеть, и вот уже есть помещение, вот уже появились учителя, и дети тут как тут. Несмотря на то, что в Ерино было очень тяжело, я вспоминаю это время с теплотой, приход был моей семьёй. Здесь поначалу таких чувств я не испытывала. Было много незнакомых людей, и большая часть времени уходила на общение с детьми в воскресной школе. Но спустя некоторое время я обрела вторую семью, мы все друг другу стали родными. И даже если между нами случается недопонимание, я приезжаю домой, вспоминаю ситуацию, обдумываю её, всё становится на свои места, и я понимаю, что в семье такое тоже бывает. На душе становится мирно.
   Занятия воскресной школы на Силикатной начались ещё в местной библиотеке, когда стало ясно, что в этом районе будет построен храм. Урок начинался беседой о храме, о христианстве, а заканчивался рукоделием. С той же программой уже сложившаяся группа воскресной школы продолжила свою работу в новом храме. Здесь я приобрела опыт, переняв его у других преподавателей воскресной школы, стала пользоваться интернетом с целью поиска интересных идей для занятий, то, что нравится, беру себе на заметку. Неизменным остаётся принцип индивидуального подхода к каждому ученику.
   Такого подхода я придерживалась и будучи преподавателем рисования в общеобразовательной школе: старалась каждому уделить внимание, в особенности тем, кто по программе отстаёт, у кого не всё получается, над кем в классе смеются. К таким детям у меня рождалось тёплое отношение, и мне хотелось сделать так, чтобы к ним ребята относились по-человечески. Приведу пример. Был в моём классе один мальчик с небольшой отсталостью в развитии, добрый парень, не агрессивный. То, что я давала по программе, у него не получалось, рисовал он мелко, оставляя большую часть листа пустым. Я всякий раз подходила к нему с похвалой и предложением нарисовать что-нибудь ещё, заполнив пустые места. Когда у мальчика более-менее получилось, я показала его работу ребятам, и те с удивлением оценили его успехи. Ведь человек старался, трудился, и не важно, пришёл он к результату в середине года, к концу года, важно, что у него получилось. После урока дети стали расспрашивать этого мальчика, как ему удалось изобразить тот или иной элемент рисунка. Так отношение класса к нему немного поменялось.
   В воскресной школе занятия проходят в том же духе. Я смотрю за группой: одна девочка пришла со старшей сестрой, они вместе занимаются, а вот другая сидит одна и что-то загрустила. Подхожу к ней, подмечаю то, что у неё получилось хорошо, другое предлагаю поправить. И вот она уже просияла и с радостью продолжает работу.
   Я всё рассказываю о преподавательской деятельности, потому что она занимает особое место в моей жизни, распространяясь в том числе и на жизнь церковную. Если отвлечься от этой темы и поговорить о том, что ещё близко моей душе, то могу сказать о любимой молитве. Когда читаю «Богородице, Дево, радуйся», ко мне приходит чувство уверенности, что именно в этой молитве Она меня слышит, именно эта молитва отзывается в моей душе теплом и льётся прямо из сердца.
   Такие же чувства возникают при обращении к моему любимому святому Серафиму Саровскому. Когда я пришла в Церковь, он был первым святым, которого я встретила и которого полюбила. Для меня он живой до сих пор. В Ерино была прихожанка родом из закрытого городка Сарова, которая нередко бывала в Дивеево. Она хорошо знала о жизни Серафима Саровского и говорила всегда о нём именно как о живом человеке, а я слушала, открыв рот.
   Спустя какое-то время в летнем лагере для детей была организована поездка в Дивеево. Приехали мы на станцию, а оттуда отправились на старом автобусе. Людей было много: кто с тюками, кто с большими сумками, мы же были налегке с небольшими рюкзаками. Все дети зашли в автобус, а я последняя. Всю дорогу стояла возле шофёра, передо мной было огромное лобовое стекло. Создавалось ощущение, будто я еду одна, лечу по этой дороге: справа поле - слева поле, справа лес - слева лес, и всё чисто, зелено. А потом словно ниоткуда церквушка появляется, а рядом с ней два-три домика, и дальше снова ни души. Эта дорога меня поразила своим бескрайним простором, сменяющими друг друга видами, словно кадры из фильма, сказочным пейзажем, будто сошедшим с картины русского художника.
   Другой раз мы ездили в Дивеево с прихожанами из Ерино. Там встретили матушку Анну, которая взялась нас провожать до гостиницы. Матушка вела нас по тропинке и показывала дорогу к гостинице на случай, если мы её потеряем. Она идёт впереди, мы идём за ней, я стараюсь не упускать её из виду, но только отвлеклась, как она исчезла. Оказалось, впереди большой овраг с крутым спуском. Погода дождливая, кругом грязь. И только мы подумали, как нам перебраться на ту сторону оврага, вдруг появляется молодой человек лет 20 и начинает подкладывать доски по ходу тропы. Добрались мы, наконец, до гостиницы, которая представляла собой недостроенное здание с пустыми комнатами, в которых только и были одноярусные, двухъярусные кровати с панцирными сетками и солдатскими матрасами, и больше ничего. За чаем мы душевно говорили с матушкой Анной, она оказалась очень интересной женщиной. Когда дети выросли, и у них появились свои семьи, Анна вместе с мужем приняли решение уйти в монастырь. Теперь встречаются иногда в дни паломничества, разговаривают о жизни, о детях, и вновь разъезжаются, каждый в свой монастырь. Утром следующего дня мы были на службе, сходили на источник Серафима Саровского, предварительно взяв благословение у местного батюшки. И несмотря на столь скромные условия, в которых мы здесь пребывали, поездка запомнилась мне надолго, потому что я побывала в том месте, которое напрямую связано со святым, к которому часто обращаюсь в своей молитве.
Posted by admin on Sunday 13 October 2019 - 21:28:08 printer friendly create pdf of this news item
Архив новостей


Икона дня




© Разработка сайта от www.seosale.ru 2010-2012. Все права защищены.